От международных отношений до менеджмента: история студента СПбГУ Павла Виноградова, сменившего образовательную траекторию

Павел Виноградов в 2021 году окончил СПбГУ по направлению «Международные отношения» и решил сменить карьерный трек, продолжив обучение по программе «Менеджмент». Летом он одновременно сдавал выпускные экзамены и готовился к поступлению на Master in Management — MiM. В интервью Павел рассказал о том, что было самым сложным и интересным во время подготовки к поступлению и учебы в магистратуре ВШМ СПбГУ.

Вы начали свой путь в Университете в 2017 году, как все начиналось?

Я изучал международные отношения в СПбГУ. Это был осознанный выбор, я с детства хотел, чтобы моя жизнь была связана с глобальным миром, много путешествовал и не видел себя в рамках национальных границ. Я хотел строить дипломатическую карьеру: работать в МИДе или загранпредставительствах России. Но государственная служба и дипломатическая в частности — это не для всех, там очень жесткая иерархия и специфичные правила. К третьему курсу я понял, что это не для меня, и стал смотреть в сторону международного бизнеса. Во время учебы попробовал себя на стажировках и практиках как в частном секторе, так и в государственном, и частный впечатлил больше.

Чем запомнился этот период?

Я попал в среду, где мне было очень комфортно, и я занимался тем, что мне нравится: много истории, политики, глобальной экономики. Все это сильно расширило мои горизонты. Я специализировался на Восточной Азии, учил китайский язык и занимался всем, что связано с этим регионом. Самое главное, чему меня научили на программе «Международные отношения», — это глобальное мышление, умение видеть взаимосвязи различных событий и явлений на мировой арене. Но это образование достаточно академическое и теоретической направленности, не то, что называют «скилз», — мне не хватало практических навыков.

А как же изучение языков, ведь это тоже очень сильная сторона образовательных программ СПбГУ в области международных отношений?

Конечно, какие могут быть международные отношения без английского! Второй язык — китайский. Это было и здорово, и колоссально сложно, трудоемко. Выбор языков огромный: у нас учили и турецкий, и японский, и китайский, и европейские языки. Плюс программы заключается в том, что ты сам можешь «собрать» свое образование и сформировать траекторию. После «Международных отношений» открыты двери во многие сферы — как после «Менеджмента» и даже шире. Некоторые сокурсники пошли по дипломатическому пути, кто-то — в международную журналистику, а кто-то, как я, — в менеджмент.

Почему именно менеджмент?

С конца второго курса я начал специализироваться на международной энергетике. Все курсовые и выпускная квалификационная работа связаны с этой темой — международным сотрудничеством в области сжиженного природного газа, китайским газовым рынком. Уже в середине своей учебы я видел себя где-то в международном энергетическом бизнесе: это один из самых интернационализированных бизнесов в мире, где должны сочетаться и менеджерские навыки, и навыки международных отношений. Именно тогда я понял, что необходима управленческая надстройка к моему бакалаврскому образованию, которая позволит в дальнейшем реализовать себя в международном энергетическом мейджоре.

Решили не изменять СПбГУ и продолжить обучение в университетской бизнес-школе?

Я сразу вспоминаю интервью на экзамене по деловым коммуникациям, где мне задали точно такой же вопрос. У меня было три стратегических опции: на подкорке все еще сидела детская мечта стать дипломатом — думал о поступлении в МГИМО, рассматривал Горный университет — стратегический менеджмент в топливно-энергетическом комплексе — и бизнес-школу. ВШМ СПбГУ была приоритетным вариантом. У меня есть знакомые, которые оканчивали здесь бакалавриат, и поэтому была возможность получить представление об этом месте. Плюс колоссальное количество корпоративных партнеров, что очень здорово, и есть реальная уверенность в том, что ты не останешься за бортом этой жизни. Кроме того, мне запал в душу практико-ориентированный подход к обучению. Здесь постоянно пытаются применить теорию к практическим кейсам. Это большой контраст с «Международными отношениями», это не хорошо и не плохо — это просто другой подход. И конечно, когда ты смотришь на рейтинги, и в том числе Financial Times, то хочешь стать частью чего-то настолько большого.

Расскажите про то, как прошел первый семестр. Что понравилось, что, возможно, нет?

Это действительно интересно, как люди после международных отношений приходят в менеджмент... Здесь таких много. Сначала ты изучаешь структуру Организации Объединенных Наций и принцип ее работы, а потом тебя окунают в управленческую экономику — это стресс. Но в целом практическая направленность и работа в команде — это здорово. По каждому предмету у нас есть проект, который мы делаем вместе, и это очень здорово облегчает понимание новых концептов.

Реальные знания ты получаешь постфактум, когда применяешь теорию на практике. Как сказала Ольга Константиновна Дергунова (заместитель президента — председателя правления банка «ВТБ», директор Высшей школы менеджмента СПбГУ) — learning by doing forever. Например, на корпоративных финансах мы делали финансовую оценку компании Siemens, и такие проекты есть по каждой дисциплине. Первый семестр MiM, и нас об этом предупреждали, для ребят с другим бэкграундом — сложный. Я не имею в виду, что преподаватели не уделяют внимания, наоборот, все стремятся помочь. Просто другая среда, а требования крайне высокие, так же как и интенсивность учебного процесса.

Я опять сошлюсь на нашего директора Ольгу Константиновну, которая сказала нам, что, когда вы после выпуска придете работать в большую компанию, там всем вообще будет все равно какой у вас бэкграунд, какие ожидания и в каком вы состоянии находитесь. У бизнеса есть конкретные задачи, которые надо решать здесь и сейчас, и если вы уже здесь, то будьте добры. И здесь, на MiM в ВШМ СПбГУ, эта ситуация хорошо моделируется, это такая демоверсия крайне соревновательной бизнес-среды.

Какие у вас планы на второй семестр первого курса?

У меня согласован обмен на весенний семестр в Университете Кельна, на факультете менеджмента, экономики и социальных наук. Это одна из лучших бизнес-школ Германии. Партнеров у ВШМ СПбГУ очень много, и глаза разбегаются. Я сейчас изучаю немецкий язык и поэтому решил остановиться на Германии. Что касается ожиданий от программы, то я уже сформировал определенный трек обучения и набрал предметы, которые можно будет перезачесть здесь. Я не ездил по обмену до этого, для меня это новый опыт.

Что для вас стало самым важным и ценным в ВШМ СПбГУ?

Это однозначно люди, причем все: однокурсники, административный персонал и преподавательский состав. Здесь собрались очень умные студенты, потому что поступить сюда непросто. Все знают, чего хотят от своей карьеры, чего хотят от своей жизни, и при этом все всегда готовы помочь. Когда мы вместе работаем в библиотеке и делаем проекты в командах, складывается классная атмосфера коворкинга. Наш мастер-офис всегда все решает очень быстро. Преподаватели дают высочайший уровень знаний. Все вместе — это и есть GSOM family.

Когда я смотрел на ВШМ СПбГУ со стороны, мне казалось, что это все преувеличено, мне не верилось, что такой формат взаимодействия возможен и что реально ощущаешь себя семьей бизнес-школы. Но когда я поступил, то почувствовал себя в этой семье, и это главная ценность, помимо высочайшего уровня знаний, огромного количества мероприятий и карьерных возможностей. Их действительно очень много, у нас постоянно какие-то мероприятия с корпоративными партнерами. Но главное — вот это чувство GSOM family. Я был приятно удивлен.

Кем себя видите после выпуска?

Я вижу себя в международной энергетике — это нефтегазовая отрасль, она привлекает меня давно. В ВШМ СПбГУ для меня много возможностей в плане стажировок, практик, кейс-чемпионатов с партнерами из этого сектора. Есть стереотип, что нефть и газ — это много денег и сплошное счастье. Помимо материального аспекта, во-первых, энергетика — это то, на чем держится мир, это то, что позволяет ездить на автомобилях, летать на самолетах, — основополагающие вещи. Работать исключительно ради денег неправильно. Должна быть идея, ради чего ты что-то делаешь. Для меня энергетика, нефть и газ — это то, что двигает наш мир в прямом смысле, и мне интересно попробовать себя в этой отрасли в переломный момент, я имею в виду зеленые тренды. Как отрасль сможет адаптироваться, как это происходит уже сейчас, как это делают British Petroleum, Shell, есть ESG-проекты и в наших компаниях. Это все очень интересно с точки зрения стратегии, а я вижу себя именно в стратегическом менеджменте или стратегическом риск-менеджменте.

Можете составить чек-лист для студента, который хочет поступить на «Менеджмент» в ВШМ СПбГУ?

Те, кто не имеет финансово-экономического или математического бэкграунда, конечно, должны готовиться к GMAT. Подготовка к GMAT должна занимать три месяца, не нужно это растягивать на год, это интенсивная история. Важна хорошая мотивация, надо ответить для себя на вопрос, зачем ты хочешь туда идти. Это нужно и для экзамена по деловым коммуникация, и для себя самого, иначе подготовку к GMAT ментально и физически не выдержать. Я каждый день решал по 40 задач на протяжении двух с половиной месяцев, при том что нужно было сдавать экзамены в бакалавриате. Насчет экзамена по менеджменту я могу немного обнадежить: есть один учебник, вы его разбираете — и все. Основное — это GMAT. А к интервью особенно не подготовишься, потому что вопросы могут быть разные. Главное — это мотивация: что вы можете дать бизнес-школе, что бизнес-школа может дать вам?

Менеджмент и деловой английский язык (по модели GMAT) — обязательный письменный экзамен на английском языке для поступления на программы магистратуры по менеджменту бизнес-школы.