Материалы ректорского совещания

№ 60
от 04.06.2012

Повестка совещания

    Ситуация с наукоградом в Петергофе

    Проректор И. А. Дементьев напомнил, что в 2006 году постановлением правительства РФ Петродворцовому району Петербурга был придан статус наукограда сроком на пять лет. Этот проект вела администрация Санкт-Петербурга, но в 2011 году срок действия этого статуса закончился и фактически не был продлен (хотя некоторым наукоградам, в других регионах страны, статус продлили). Полностью проект «Наукоград» в Петергофе не был реализован, были выполнены только несколько отдельных задач (строительство школ, установление системы видеонаблюдения, укладка магистрального кабеля и др.). Федеральные средства выделялись правительству Санкт-Петербурга.

    Университета реализованные проекты не коснулись. Возникают также вопросы о планируемом строительстве инновационно-технологического центра, который предполагалось создать рядом с СПбГУ. И. А. Дементьев напомнил, что трудности с реализацией проекта возникли в связи с тем, что по устному разрешению руководства СПбГУ Санкт-Петербургским государственным учреждением «Дирекция наукограда Российской Федерации г. Петергофа» было запланировано строительство центра по адресу: Петергоф, ул. Ботаническая, д. 17, и ул. Ботаническая, квартал 20.

    Проектирование осуществлялось по заказу государственного учреждения, принадлежащего правительству Санкт-Петербурга, а построенные здания также принадлежали бы правительству Санкт-Петербурга, а вовсе не Университету. Большинство универсантов данные обстоятельства не понимали, а считали, что центр будет строиться для Университета и по плану, утвержденному Университетом. Между тем, средства на предпроектные работы, а потом и на подготовку самого проекта в сумме 34 млн рублей были городским учреждением «Дирекция наукограда» успешно освоены. Появились синий забор и яма...

    И тут выяснилось, что запланированное строительство предполагается вести на участке площадью 54 711 кв. м, находящемся в федеральной собственности, и закрепленном за Университетом, а не на участке, находящемся в собственности города Санкт-Петербурга. Подобное расходование средств субъекта РФ на строительство на земельном участке, находящемся в собственности РФ, к тому же без согласия собственника земли (функции которого выполняло тогда вовсе не руководство Университета, а Росимущество РФ) является ничем иным как нецелевым расходованием бюджетных средств.

    Правительство Санкт-Петербурга обратилось в Росимущество РФ с просьбой передать этот земельный участок в городскую собственность, но получило отказ, несмотря на наличие подготовленного к тому времени письменного согласия тогдашнего руководства Университета отказаться от земельного участка в пользу правительства города. Новые неоднократные попытки изъять участок у СПбГУ в собственность города также успеха не имели. В 2009 году руководство ГУ «Дирекция наукограда», видя безрезультатность попыток получить университетский участок и понимая, что до окончания срока статуса наукограда остается полтора года, предложило руководству Университета передать в СПбГУ имеющуюся у них проектно-сметную документацию. Одним из условий передачи документации являлось получение ГУ «Дирекция наукограда» положительного заключения государственной экспертизы по проекту. Такое заключение было получено только в сентябре 2010 года, в то время как финансирование проекта на 2011 год уже не было предусмотрено в связи с фактической утратой Петергофом статуса наукограда.

    Проектно-сметная документация, подготовленная ООО «Институт комплексного проектирования», была Университетом принята в марте 2012 года, однако финансирование программы наукограда уже закончилось, а в Университете есть другие возможности развития инфраструктуры, и пока не принято решение, что и когда строить на основании этого проекта… Тема наукограда в Петергофе неоднократно поднималась и в СМИ, и среди работников Университета. Недавно этот вопрос был задан через «Виртуальную приемную СПбГУ».

    Декан Факультета ПМ — ПУ спросил о заборе длиной 4,5 км вокруг наукограда, который недавно убрали. Сколько денег городское учреждение «Дирекция наукограда» потратило на его строительство и кто за это понес ответственность? И. А. Дементьев ответил, что, если бы в правительстве Санкт-Петербурга была бы своя виртуальная приемная, можно было бы этот вопрос направить туда.

    О ремонте здания на Камской

    Проректор по эксплуатации материально-технической базы Г. С. Васильев сообщил, что ситуация с ремонтом здания для геологов (по адресу ул. Камская, д. 16) развивается очень медленно. В 2009 году это здание находилось в собственности г. Санкт-Петербурга (в настоящее время оно переведено в федеральную собственность). Правительством города было принято решение о проведении в здании капитального ремонта за счет средств городского бюджета. В начале 2010 года ГУ ЖА Василеостровского района выступило заказчиком на соответствующих торгах. Университет в марте 2010 года временно передал это здание подрядчику — победителю торгов в качестве строительной площадки для производства работ. К сожалению, ремонт был проведен недобросовестно, со значительными нарушениями (Материалы ректорского совещания 12.12.2011, п. 1).

    В связи с обращением проректора Г. С. Васильева в прокуратуру города по ст. 285.1 Уголовного кодекса РФ (нецелевое расходование бюджетных средств) возбуждено уголовное дело. Прокуратура еще в марте 2011 года запретила Университету использовать здание до устранения нарушений и завершения следственных действий (см. ответ Г. С. Васильева в «Виртуальной приемной» 4 июня 2012 года). Г. С. Васильев сообщил, что на прошлой неделе он направил запрос в прокуратуру можно ли ремонт закончить своими средствами и начать здание эксплуатировать. Но ответа пока нет. Когда работы будут сделаны, можно будет предъявить требование о взыскании средств с ответчика.

    Г. С. Васильев отметил, что отремонтировать здание можно было бы за год. А оно стоит в нерабочем состоянии уже полтора года, с января 2011 года. И этот вопрос касается не только геологов, но и коллективов других факультетов (Материалы ректорского совещания от 24.08.2015, п. 2; подробнее читайте в интервью ректора: «Университету кризис не страшен», ответ 2, 4, 5, Ректор СПбГУ: российская наука за пять лет сделала значительный рывок вперед, ответ 6).

    Об арендных отношениях и интеллектуальной собственности

    О запросе в виртуальную приемную

    Проректор И. А. Дементьев сообщил, что в «Виртуальную приемную» поступил запрос: на каком основании помещения в здании по адресу 10-я линия, д. 33, часть аудиторного фонда Факультета, переданы такой-то компании (ООО «НПИ ЭНКО»)? Выяснилось, что помещения сданы в аренду по всем правилам. Основанием для заключения договора аренды была просьба декана соответствующего факультета. Но законность процедуры сдачи помещений в аренду не снимает вопроса о законности использования интеллектуальной собственности СПбГУ. В результате проверки, проведенной проректором А. А. Заварзиным по распоряжению ректора, выяснилось, что эта компания-арендатор занимается той же деятельностью, что и Университет, причем она делает это силами работников Университета, руководит компанией заведующий одной из наших лабораторий, и вся деятельность компании происходит на территории СПбГУ .

    Так что вопрос оказался гораздо шире рамок аренды: как охраняется интеллектуальная собственность Университета? Оформляются ли патенты и ноу-хау? В чьих интересах Университет обеспечивает проведение научных исследований (покупает оборудование, ремонтирует помещения, оплачивает коммунальные платежи и т. д.)? Наконец, в чьих интересах Университет рекламирует научные достижения, полученные за счет средств бюджета, на площадях СПбГУ, выполняемые сотрудниками СПбГУ, но не оформленные как интеллектуальная собственность СПбГУ, а порой, напротив, оформленные как интеллектуальный продукт, принадлежащий отдельным сотрудникам СПбГУ или юридическим лицам, принадлежащим этим сотрудникам?

    В Университете успешно разрабатываются по заказам органов власти планы социально-экономического развития регионов. Кто выполняет эту интересную, важную и хорошо оплачиваемую заказчиками работу? Сотрудники СПбГУ. В помещениях СПбГУ. А кто заключает договоры с заказчиками? Юридическое лицо, учрежденное сотрудниками Университета. В данном случае контракты оформлялись через компанию-арендатора, а работа фактически выполнялась сотрудниками СПбГУ. Но Университету это ничего не приносило: не влияло на интеллектуальный потенциал СПбГУ, на его реноме, на капитализацию бренда и т. п.

    Сейчас ведется работа с руководством этой компании. Взаимодействие с Университетом будет оформлено правильно, интеллектуальный продукт будет закреплен как собственность. Для того чтобы наша интеллектуальная собственность использовалась на пользу СПбГУ, скорее всего в ближайшее время будет создано специальное малое инновационное предприятие СПбГУ.

    Ректор подчеркнул: речь идет не о закрытии компании или лаборатории. Работы должны вестись в Университете и далее, но на законных основаниях. Уже сделанное — это явное интеллектуальное достижение Университета, разработка создана в стенах СПбГУ и на базе нашего ресурса. Этот проект крайне важный для страны. Н. М. Кропачев вспомнил, что по просьбе декана Факультета он направлял письма в администрацию президента РФ, руководителям субъектов РФ с предложением использовать (в том числе и на возмездной основе) научный потенциал ученых лаборатории СПбГУ при разработке планов социально-экономического развития, при оценке эффективности выполнения таких планов, при оценке эффективности работы органов власти по выполнению таких планов и т. д. Но ректор отправлял такие письма, рассчитывая прорекламировать достижения Университета, получить хорошо оплачиваемые заказы для Университета, а не для обеспечения вовсе не бедного существования какого-то общества с ограниченной ответственностью, и эти профессора должны работать ради Университета, а не использовать наш бренд для раскручивания своей компании (Материалы ректорского совещания от 10.03.2015, п. 3).

    Об аренде имущества СПбГУ

    В связи с поступившим в виртуальную приемную вопросом об аренде помещений ректор поручил проректору по экономическому развитию М. Н. Кудилинскому подготовить справку об аренде имущества СПбГУ. Эта информация была представлена вниманию участников ректорского совещания. Проректор М. Н. Кудилинский напомнил, что проблема с использованием имущества возникла еще в начале 1990-х, когда руководство Университета впервые получило право сдавать имущество (помещения, оборудование и т. п.) в аренду. Аренда до 2008 года происходила «явочным» порядком, на основании представлений или частных решений самых различных должностных и не должностных лиц СПбГУ. Причем практически не проводилась ни оценка законности и целесообразности таких решений, ни оценка экономических подходов к их реализации. Применяемые в СПбГУ ставки арендной платы на всем протяжении этого периода работы университетских служб (с начала 1990-х до конца 2000-х) были в среднем в 3–4 раза ниже, чем ставки, используемыми в это же время КУГИ при сдаче в аренду аналогичных помещений. А в тот период именно КУГИ исполнял функции собственника федерального имущества, в том числе закрепленного за СПбГУ, и неприменение ставок КУГИ являлось безусловным основанием для привлечения сотрудников Университета к административной, а в некоторых случаях и к уголовной ответственности.

    В 1997 году ряд деканов специальных факультетов (И. П. Бойко, Н. М. Кропачев и Ю. Т. Ковалев) по поручению ректора Л. А. Вербицкой провели проверку сложившейся в СПбГУ ситуации с арендой имущества и представили ректору СПбГУ развернутую справку с информацией о положении дел с использованием имущества в СПбГУ, в том числе с изложением фактов противоправных действий по использованию имущества СПбГУ и конкретными предложениями по принятию экстренных мер для защиты интересов Университета. В справке были приведено множество конкретных примеров массового нарушения требований действовавшего тогда законодательства о порядке сдачи помещений в аренду:
     

    • когда помещения СПбГУ сдавались в аренду по цене 30–40 копеек за квадратный метр в год (!) при полном или частичном невозмещении Университету коммунальных услуг
    • когда университетские службы годами не выставляли арендаторам счета по заключенным договорам (в том числе и по оплате коммунальных услуг)
    • когда сети соседних с Университетом зданий и помещений, в которых располагались коммерческие структуры, были подключены к сетям Университета и, следовательно, владельцы этих зданий использовали коммунальные ресурсы Университета, не возмещая ему ни копейки
    • когда помещения, оборудование использовались посторонними юридическими лицами без заключения какого-либо договора, и, следовательно, без какой-либо арендной платы и возмещения коммунальных услуг
    • когда сотрудники СПбГУ использовали имущество СПбГУ в своих коммерческих целях без заключения каких-либо договоров с СПбГУ и, следовательно, без какого-либо возмещения затрат СПбГУ

    Такие действия не могли не привести к значительному росту потребления в СПбГУ электроэнергии, воды и других коммунальных услуг, которые не покрывались бюджетным финансированием, а оно, как все хорошо помнят, именно в эти годы значительно сократилось. В результате росли долги СПбГУ (в значительной мере именно в результате бесконтрольного использования имущества Университета третьими лицами) перед коммунальщиками.

    В той же справке содержался также перечень объектов (зданий и отдельных помещений), от которых к тому времени Университет по своей инициативе отказался в пользу, как правило, частных коммерческих структур. Например, именно в это время Университет отказался от общежитий в комплексе зданий по адресу Зоологический пер., д. 2–4 — Мытнинская наб., д. 5/2 общей площадью 13 тыс. кв. м (подробнее см. Материалы ректорского совещания от 02.04.2012 и от 22.08.2011, а также на сайте СПбГУ в «Виртуальной приемной» от 25 марта см. подробный ответ проректора Г. С. Васильева на вопрос о состоянии дел в общежитиях). Но все эти сведения, содержащиеся в справке, не возымели необходимых действий по наведению порядка в использовании университетской собственности, По-видимому, аргументы руководства хозяйственных служб Университета были куда более убедительными.

    Проблемы Университета по оплате коммунальных платежей было решено компенсировать не за счет наведения порядка в использовании имущества, а за счет увеличения отчислений (так называемого внутреннего университетского налогообложения) в централизованный фонд Университета от внебюджетных доходов и только от платных форм обучения. Поскольку в те годы больше 50 % всего централизованного фонда складывались из доходов от двух образовательных программ — юриспруденции и экономики, принятое решение фактически означало, что компенсация коммерческой деятельности посторонних для Университета юридических и физических лиц будет и дальше возлагаться не на них самих, а главным образом на наших юристов и экономистов.

    Реализацию решения удалось временно приостановить, когда одному из руководителей Университета были предъявлены подписанные лично им договоры о подключении к университетским сетям (отопление, вода, электричество) в том числе здания, соседнего со зданием, в котором располагались наши юристы, — при отсутствии в этом соседнем здании какого-либо учета потребления коммунальных услуг и по цене этих услуг в десятки раз ниже нормативных… В ходе напряженного разговора двум деканам спецфакультетов были даны обещания срочно навести порядок в порядке использования имущества Университета.

    К сожалению, обещание не было выполнено, долги продолжали расти, и летом 1999 года «Водоканал» предъявил к Университету иски о принудительном списании со счетов СПбГУ средств для оплаты долгов перед ним. Как всем хорошо известно, напряжение с долгами СПбГУ, на которые наложился конфликт по поводу порядка организации приема в СПбГУ, привел к серьезному напряжению в коллективе Университета. Сначала — к попытке отставки декана Факультета международных отношений, потом — к попытке остановить избрание декана Экономического спецфакультета деканом Экономического факультета, а потом и к незаконному увольнению декана Юридического факультета.

    И в то же самое время (в 1990-х, 2000-х годах) руководители Университета систематически отказывались поддержать в правительстве Санкт-Петербурга инициативы деканов и коллективов факультетов о передаче Университету зданий, расположенных вблизи существующих учебных корпусов. Например, здание на углу 22 линии и Большого проспекта Васильевского острова с земельным участком, являющееся неразрывной частью единого комплекса со зданием на 22 линии, д. 7 (Юридический факультет), не было передано Университету из-за отказа одного из проректоров завизировать соответствующее обращение в КУГИ Санкт-Петербурга (в это время в КУГИ уже лежала заявка на приобретение этого здания от частной коммерческой структуры). Сейчас это здание с земельным участком его нынешние собственники предлагают купить за 125 млн рублей (теперь мы знаем цену этой подписи).

    А здание на 7-й линии, д. 16–18 (3 355,6 кв. м) не стало главным зданием наших медиков только потому, что здание на Большом проспекте Васильевского острова, д. 71 (2 360 кв. м) не было закреплено за Университетом для нужд Юридического факультета из-за отказа проректора Л. В. Огнева поддержать предложение в КУГИ Санкт-Петербурга декана Медицинского факультета Ю. В. Наточина и декана Юридического факультета Н. М. Кропачева о передаче Университету упомянутого здания на Большом проспекте Васильевского острова, д. 71. В случае получения Университетом этого здания для размещения юристов предполагалось, по общему согласию, передать здание на 7-й линии, д.16-18, которое в то время занимали юристы, для нужд Медицинского факультета. Впоследствии здание на Большом проспекте Васильевского острова, д. 71, в обмен на здание на 7-й линии, д. 16–18, все же было передано Университету, но в результате прямых договоренностей ректора Северо-Западной академии государственной службы и декана Юридического факультета Н. М. Кропачева, которого ректор Л. А. Вербицкая уполномочила вести такие переговоры. Таким образом Университет потерял более 3 тыс. кв. м учебных площадей, необходимых для решения проблем Медицинского факультета.

    При этом другие предложения без проблем поддерживались: например в 2000–2001 годах. Университету были переданы здания на 9-й линии, д. 2/11 (4 550,1 кв. м) и на 6-й линии, д. 15 (4 106,9 кв. м), в которых менее чем через год после передачи открылись рестораны «Айвенго» и «Биргартен». Здание на 6-й линии, д. 15 является одним из самых старых сохранившихся строений в городе. Состояние его несущих конструкций — удручающее. Охранное обязательство предписывает провести капитальный ремонт данного объекта, который обойдется СПбГУ не в одну сотню миллионов рублей. За невыполнение требований этого охранного обязательства Университет уже не раз был оштрафован, прокуратура дважды проводила соответствующие проверки.

    Далее М. Н. Кудилинский подробно остановился на анализе акта проверки СПбГУ КУГИ Санкт-Петербурга, которая была проведена в 2008 году.

    Обязанность сдавать недвижимое имущество в аренду только на конкурсной основе была установлена еще постановлением правительства РФ от 30.06.1998 № 685, а необходимость проводить независимую оценку величины арендной платы закреплена в постановлении правительства РФ от 23.03.2006 № 156. Нарушение этих правил рассматривалось как административное или уголовное правонарушение — в зависимости от размера причиненного ущерба. Несмотря на это, по большей части договоров аренды (94 %) до 2009 года конкурсы не проводились, арендаторы отбирались на основании непонятных критериев, а размер арендной платы определялся фактически произвольно. Многочисленные нарушения были отраженны в Акте проверки использования государственного недвижимого имущества, находящегося в оперативном управлении СПбГУ от 30.12.2008. Проверка проводилась в 2008 году комитетом по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга не в инициативном порядке, а по поручению Федерального агентства по управлению федеральным имуществом.

    По мнению комиссии, нарушения при организации сдачи в аренду помещений СПбГУ, допущенные руководством Университета, привели к существенному (в 2,6 раза) занижению ставок арендной платы по сравнению с рыночными ценами в Санкт-Петербурге. Например, в договоре аренды помещения на Среднем пр, 41, ФГУ «Севзапрыбвод» ( в период с 2004 по 2008 год ) была установлена символическая арендная плата в размере 10 рублей 33 копеек за 1 кв. м в месяц — а в том же 2004 году арендная плата для Уставного суда Санкт-Петербурга составляла 470 рублей за кв. м в месяц.

    Независимая оценка размера арендной платы, проведенная в 2008 году, выявила причинение ущерба СПбГУ в размере не менее 23 млн рублей, а с начала 1990-х годов — не мене 108 миллионов рублей. В Университете отсутствовал какой-либо учет договоров аренды, документы на оплату аренды оформлялись не в полном объеме — не оформлялись счета, акты об оказании услуг. Задолженность по арендной плате и коммунальным платежам отражалась в бухгалтерском учете фрагментарно и не в полном объеме, соответственно, не велась работа по ее взысканию. По отдельным договорам (порядка 10% от общего числа) счета арендаторам вообще не выставлялись.

    Нерегулярное выставление счетов арендаторам, а также отсутствие должным образом налаженного бухгалтерского учета арендных платежей, привело к возникновению задолженности контрагентов перед СПбГУ даже по существенно заниженной арендной плате в размере 14,0 млн рублей, а по коммунальным и эксплуатационным платежам — 3 млн рублей. При этом задолженность с существенным превышением трехлетнего срока исковой давности, взыскание которой практически невозможно, составляет 7,1 млн рублей — по арендным платежам и около 1,5 млн рублей — по коммунальным и эксплуатационным платежам.

    Например, арендатор кафе на 1-й линии, д. 26 (это здание Факультета журналистики, деканом которого в тот период была М. А. Шишкина) ООО «Гамма-фуд» по неучтенному договору имел задолженность около 1,0 млн рублей за период 2007–2008 годов. Поскольку арендатор отказался погасить задолженность добровольно, в 2010 году она была взыскана в соответствии с решением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

    Комиссия КУГИ установила, что отсутствие контроля за деятельностью арендаторов создавало возможность для различных злоупотреблений. Массовыми были случаи, когда арендатор незаконно занимал значительно большую площадь, чем арендовал по документам. По ПУНК площадь таких площадей составила 912,2 кв. м, по ВУНК — 2 595,6 кв. м. Недополученная сумма арендной плата только за 2008 год составила не менее 6,0 млн рублей, недополученные коммунальные и эксплуатационные платежи — не менее 1,2 млн рублей. О самовольности действий арендаторов можно говорить весьма условно, поскольку на практике помещения использовались с согласия или при попустительстве должностных лиц, за которыми помещения закреплены или которые их фактически использовали. Для того, чтобы избежать возможность повторения таких ситуаций, М. Н. Кудилинский сообщил, что он будет направлять деканам факультетов всю информацию об аренде помещений в соответствующих зданиях СПбГУ. Опыт борьбы с такими недобросовестными арендаторами уже есть: как правило, они сразу же соглашаются добровольно доплатить за незаконно занимаемые ими ранее помещения и скорректировать договоры аренды.

    Наибольшее количество незаконно занимаемых площадей выявлено в отношении ООО «Медицинский центр «Делор» и АНО «Центр общей врачебной (семейной) практики «Делор» (в числе учредителей — бывший декан Медицинского факультета СПбГУ С. В. Петров и его заместитель О. В. Фионик). Эти компании до 01.01.2009 арендовали 430 кв. м, но при этом незаконно занимали не менее 2,5 тыс. кв. м. Недополученная арендная плата составила только за 2008 год не менее 4,5 млн рублей, а задолженность по коммунальным и эксплуатационным платежам — порядка 950 тыс. рублей. При этом Университетом регулярно проводились ремонтные работы в помещениях, занимаемых указанными организациями (всего на сумму более 10 млн рублей).

    Арендаторы студенческих кафе часто занимали площади, значительно превышающие площадь помещений, указанных в договорах аренды: например, ИП Н. В. Киселёва — на 38,1 кв. м, ЗАО «Селеком» — на 73,3 кв. м, ООО «Профпит» — на 47,8 кв. м, ООО «Камила» — на 75,7 кв. м. Недополучаемая сумма арендной платы, включая возмещение коммунальных и эксплуатационных услуг, по таким контрагентам составляет 1,8 млн рублей в год.

    Помещения сдавались в аренду вне какой-либо связи с основной учебно-научной деятельностью Университета. Например, помещения по адресу: Петергоф, ул. Ботаническая, д. 31 (экспериментально-опытный завод) передавались в аренду для размещения производств копчения рыбы (ООО «СПб-торг» — 284,0 кв. м), изготовления надгробных камней (ООО «Ик атриум» — 48,0 кв. м), мебельного производства (ООО «Вереск» и ООО «Мини-макс» — 1 800 кв. м). Эти договоры расторгнуты в конце 2008 года — начале 2009 года.

    Для мебельного производства ООО «Вереск» была установлена ставка в размере 39,0 рублей за 1 кв. м в месяц, а рыночная ставка арендной платы составляла тогда 350,0 рублей за 1 кв. м в месяц. Был нанесен ущерб Университету (только за 2008 год — 1,7 млн руб.). Речь идет не об усредненных ставках по городу, а о независимой оценке арендной платы фактически занятого арендатором помещения, в которой учтены все негативные факторы, связанные с расположением здания, состоянием помещения, применены понижающие коэффициенты. И даже в этом случае ставка арендной платы оказалась заниженной почти в десять раз. При этом на арендатора не была возложена компенсация расходов на отопление, а возмещение расходов на электроэнергию было определено в размере 4,8 рублей за 1 кв. м в месяц (что соответствует электропотреблению квартиры, а не мебельного производства). Это повлекло за собой ущерб Университету (только за 2008 год — не менее 1,62 млн руб.).

    Договоры на возмещение коммунальных и эксплуатационных услуг с некоторыми арендаторами отсутствовали. Например, отсутствие договора возмещения коммунальных и эксплуатационных услуг с ООО «Север "ФК"» (арендованная площадь 286,0 кв. м) причинило ущерб СПбГУ только за 2008 год в размере 168 000 рублей.

    Даже если договоры заключались, счета по ним выставлялись нерегулярно. Так, арендатору МГП «Анакон» за 2007 год по договору на возмещение коммунальных и эксплуатационных услуг начислено и им оплачено 923,46 рублей, тогда как следовало начислить и предъявить к оплате 4 440,65 рублей. Возмещаемая сумма занижена в 4,8 раза, но даже по начисленным денежным средствам задолженность арендаторов по коммунальным платежам на конец 2008 года составила свыше 500,0 тыс. рублей. Всего с начала 1990-х годов ущерб от невозмещенных коммунальных и эксплуатационных затрат составил не менее 45 млн рублей.

    Объекты, находящиеся в собственности Санкт-Петербурга, и выделенные Университету с условием использования для учебной деятельности, использовались для иных целей: в помещениях по адресу 6-я линия, д. 15, лит. А (распоряжение КУГИ от 31.08.2001 № 1461–р) в 2002 году был открыт пивной ресторан «Биргартен», а на площадях по адресу 9-я линия, д. 2/11, лит. А (распоряжение КУГИ от 28.02.2000 № 396–р) в 2002 году открыт ресторан «Айвенго». В здании на Собственном проспекте, д. 1 до июня 2009 года частная школа «Лад» по договору аренды занимала 331 кв. м, периодически используя и иные помещения, что создавало препятствия для работы Академической гимназии СПбГУ.

    В комплексе общежитий по ул. Кораблестроителей, д. 20, к. 1 по решению директора студгородка М. О. Мухудадаева размещалась ветеринарная клиника, что в общежитиях категорически запрещено. Кроме того, арендатором ООО «Бизнес-продвижение», связанным с руководителями трех обособленных структурных подразделений СПбГУ, помещения передавались в субаренду для торговли крепкими алкогольными напитками, пивом и табачными изделиями. Аналогичной продукцией торговал арендатор ООО «Третий Рим».

    В течение 2009 года с арендаторами помещений руководством Студгородка практически не велась работа: не выставлялись счета по арендной плате, а также по возмещению коммунальных и эксплуатационных расходов. В результате возникла задолженность в размере свыше 1,0 млн. рублей, которая в настоящее время взыскивается в судебном порядке. В том же 2009 по решению ректора руководитель Студгородка утратил право самостоятельно сдавать помещения в аренду.

    Итого, с начала 1990-х годов: 1) безвозвратный ущерб от занижения арендных ставок составил ориентировочно не менее 108 млн рублей; 2) прямые потери СПбГУ в виде просроченной и подлежащей списанию задолженности с существенным превышением трехлетнего срока исковой давности составляют 7,1 млн рублей по арендным платежам и около 1,5 млн рублей по коммунальным и эксплуатационным платежам; 3) ущерб от невозмещенных коммунальных и эксплуатационных затрат составил не менее 45 млн рублей.

    К сожалению, даже в конце 2000-х годов в Университете еще была распространена практика, когда сотрудники Университета без образования юридического лица и без какого-либо возмещения затрат СПбГУ продолжали использовать имущество СПбГУ по сути для обеспечения своей коммерческой деятельности на площадях СПбГУ. В здании на 1-й линии, д. 26 (Факультет журналистики, деканом в тот период была М. А. Шишкина) весьма успешно работал центр оперативной полиграфии – так называемая «типолаборатория». Деньги принимались без кассового аппарата. В объяснительной записке от 13.01.2010 руководитель «типолаборатории» Н. Т. Кузьменко сообщила, что деньги от продажи книг в библиотеке и распечатки с дискет в 2007-2008 годах передавались заместителю декана по научной работе Т. Я. Румянцевой. В связи с отсутствием надлежащего документального оформления поступления денежных средств невозможно достоверно установить, сколько всего было получено средств и на что они были израсходованы.

    Похожая ситуация имела место с использованием принадлежащего МАНО «Поликлиника СПбГУ» офтальмологического оборудования для проведения операций — эксимерлазерной установки Allegretto модели 1006 стоимостью 11 млн 913,3 тыс. рублей, которая в 2005 году была передана ФГУЗ «Центральная медико-санитарная часть № 122 Федерального медико-биологического агентства» тогдашним руководителем Медицинского центра СПбГУ С. В. Петровым. Предусмотренная договором плата за пользование оборудованием в размере 200 000 рублей в месяц с медсанчасти № 122 не взималась. В МАНО «Поликлиника СПбГУ» было создано офтальмологическое отделение под названием «Офтальмологическая клиника профессора М. М. Дронова» в составе восьми человек. За период существования отделения с 2005 по 2009 годы указанным лицам была выплачена зарплата в размере 3,85 млн рублей, а перечисленные в бюджет начисления на оплату труда составили 0,96 млн рублей, хотя прием больных в поликлинике указанные лица не вели. В то же время, те же,  на територии медсанчасти № 122 проводили с мая 2005 года по февраль 2008 на установке Allegretto платные офтальмологические операции по пересадке роговицы глаза на территории медсанчасти № 122. Ни копейки за эти операции ни в МАНО «Поликлиника СПбГУ», ни в бюджет Университета не поступало. Установка была возвращена МАНО «Поликлиника СПбГУ» в 2008 году, но без управляющего компьютера. Компьютер был возвращен М. М. Дроновым позже — в 2009 году, но без информации о количестве и видах произведенных на оборудовании операций. Общую сумму понесенного Университетом ущерба установить невозможно, однако такого рода операции, как правило, длятся 30 минут и стоили в рассматриваемый период порядка 20–25 тысяч рублей.

    В 2006 году С. В. Петров как руководитель Медицинского центра СПбГУ, не имея полномочий на совершение этой сделки от имени СПбГУ, передал в аренду МАНО «Поликлиника СПбГУ», главным врачом которой он также являлся, 50 единиц медицинского оборудования общей стоимостью 31,5 млн рублей закупленного СПбГУ за счет средств федерального бюджета в рамках национального проекта «Образование», а также федеральной программы «Развитие образования». Арендная плата была установлена в размере 5 000 рублей в год, но и эта символическая сумма в период действия договора в 2006–2009 годах Университету не выплачивалась. 

    Затем большая часть полученного от СПбГУ медицинского оборудования на сумму 30 млн.рублей в 2006 и 2007 годах была сдана МАНО «Поликлиника СПбГУ» (договоры подписывал С. В. Петров как главный врач поликлиники), двум организациям: ООО «Медицинский центр «Делор» и АНО «Центр общей врачебной (семейной) практики СПбГУ «Делор». Арендная плата была установлена в размере 180 000 рублей в месяц по договору с ООО «Медицинский центр "Делор"» и в размере 120 000 рублей в месяц по договору с АНО «Центр общей врачебной (семейной) практики СПбГУ "Делор"».

    Таким образом, университетское медицинское оборудование общей стоимостью 31,5 млн. рублей было сперва передано по решению С. В. Петрова в аренду МАНО «Поликлиника СПбГУ» по цене 5 000 руб. в год, а потом часть этого оборудования на сумму 30 млн рублей по его же решению передана в субаренду по цене 3,6 млн рублей в год (300 000 руб. в месяц). То есть арендная плата, по которой решением С. В. Петрова передано в аренду университетское имущество, была занижена как минимум в 720 раз, а ущерб, причиненный Университету, составил более 7 млн рублей.

    Другой пример — помещение столовой площадью 50 кв. м по адресу ул. Смольного, д. 1/3, 8-й подъезд с середины 2007 до конца 2009 года незаконно занималось ООО «ТРК» без заключения договора аренды. Затем занимаемые ею помещения не были представлены для выставления на общий конкурс по организации общественного питания, а столовая была закрыта. Одним из учредителей арендатора ООО «ТРК» и должностным лицом, ответственным за незаконное пользование данной организацией помещением столовой в течение двух с половиной лет, являлся Ю. С. Кузьмин — первый заместитель декана Факультета международных отношений, а с июля 2010 года — декан Факультета. После выявления данных обстоятельств в сентябре 2010 года декан Факультета Ю. С. Кузьмин и его заместитель А. И. Рыбачек написали заявления об уходе с занимаемых должностей по собственному желанию.

    М. Н. Кудилинский сообщил, что в последние годы удалось исправить ситуацию, сложившуюся в сфере арендных отношений в СПбГУ до 2008 года. Этому способствовала реализация требований приказа ректора СПбГУ от 28.01.2009 № 90/1 «О мерах по устранению нарушений в сфере использования недвижимого имущества», приведение в соответствие с законодательной базой арендных отношений в СПбГУ, жесткий контроль соблюдения условий договоров аренды.

    Проректор подчеркнул, что он и его подчиненные стараются сделать все для того, чтобы в Университете помещения передавались в аренду исключительно в целях обеспечения основной учебно-научной деятельности (осуществление научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, общественное питание, бытовое обслуживание студентов и др.). И каждый договор заключается только с обоснованием: зачем он нужен Университету. Если арендатор хочет продолжать арендовать помещения в Университете, он должен представить развернутое письменное обоснование, решение о сдаче в аренду происходит гласно, с соблюдением всех требований действующего законодательства и локальных актов СПбГУ.

    За период 2008–2011 годов. арендуемые площади уменьшились почти вдвое: с 11,8 тыс. кв. м до 6,3 тыс. кв. м. В то же время суммы, получаемые в виде арендной платы, выросли с 14,4 млн рублей в 2008 году до 23,5 млн рублей в 2010 году (в 1,6 раза) и 39 млн рублей в 2011 году (в 2,7 раза). Таким образом для нужд Университета с 2008 года высвободилось более 5 тыс. кв. м помещений, которые были задействованы как для размещения учебных аудиторий, так и для вспомогательных нужд (склады, архивы, хозяйственные помещения).

    Все дополнительно полученные средства (24 млн руб.) были в 2011 году направлены на ремонт учебных корпусов и общежитий. Например, 8 млн рублей было израсходовано на ремонтные работы в общежитиях, 4,3 млн рублей — на ремонт фасада здания по адресу ул. Радищева, д. 39 (Экономический факультет), 2,5 млн рублей — на ремонт кровли здания над спортзалом по адресу Университетский проспект, д. 26 (Химический факультет). Кроме того, 7 млн рублей в 2011 году было израсходовано на оплату коммунальных услуг, а 9 млн рублей — на оплату экспертиз и проектных работ, связанных с ремонтами и оформлением прав СПбГУ на объекты недвижимости.

    Если СПбГУ имеет возможность сдавать в аренду имущество без проведения конкурсных процедур (например, если сдаваемая в аренду площадь не превышает 20 кв. м на одно здание), принимаются меры по снижению цен на товары и услуги, предоставляемые арендаторами. Например, в 2011 году замена организации-арендатора, размещающей копировальные аппараты, позволила снизить цену за черно-белую копию формата А4 с 10 до 4 рублей, что в 1,5–2 раза ниже среднегородских цен, а привлечение дополнительного оператора снековых и кофейных аппаратов снизило цены на данную продукцию на 20–30 %, что в среднем на 10–15 % ниже среднегородских цен в аналогичных вендинговых аппаратах.

    М. Н. Кудилинский попросил деканов сообщать о недостатках и нарушениях в сфере арендных отношений для оперативного устранения нарушений и совершенствования работы по сдаче в аренду имущества Университета.

    Ректор подвел итоги: навести порядок было трудно, но постепенно в сфере арендных отношений мы его навели. Вопрос с защитой интеллектуальной собственности не менее сложен, но и он должен быть решен (Материалы ректорского совещания от 25.07.2016, п. 3; от 26.10.2015, п. 2; от 02.03.2015, п. 1; от 13.10.2014, п. 8; от 18.03.2013, п. 7; материалы приема граждан 22.09.2015, п. 1; подробнее читайте в интервью ректора: Честность и открытость, ответ 10, Сделать из хорошего – отличный, ответ 11-12).