Материалы приема граждан

№ 30
от 28.02.2012

По традиции, очередной прием граждан во вторник, 28 февраля, прошел в здании Двенадцати коллегий. Обязанности ректора во время приема исполнял проректор И. А. Дементьев. Некоторые из вопросов имеют и общественное значение, выходят за рамки личного. О них мы и рассказываем здесь.

Нужна ли телега впереди лошади? Вопрос о концепции фирменного стиля СПбГУ

В 2011 году в Университете был объявлен открытый конкурс и выполнен проект «Создание концепции фирменного стиля СПбГУ» (в рамках «Мероприятия 3» — прикладные научно-исследовательские работы в области образования, выполняемые в интересах СПбГУ). Концепция фирменного стиля, «Бренд-бук СПбГУ», была недавно выставлена для общего обсуждения на сайте СПбГУ в разделе Управление научных исследований. В обсуждении уже приняли участие около 70 человек.

На прием к ректору пришел Михаил Юрьевич Медведев, член Геральдического совета при Президенте РФ, председатель Гильдии геральдических художников России, — он известен в Университете как автор-разработчик ныне действующего герба СПбГУ, принятого в 1991 году. М. Ю. Медведев заметил, что авторы представленной концепции фирменного стиля СПбГУ подходили к разработке проекта как дизайнеры. Он пояснил, что есть геральдические знаки и товарные знаки. Хотя они во многом перекрываются, но это не одно и то же. Если же рассматривать фирменный стиль Университета, то в первую очередь следует соблюсти геральдическую корректность, поскольку вопросы геральдики важнее и тоньше. И не стоит пускать телегу впереди лошади.

Еще в 1990-е годы он несколько раз обращался к ректору Университета с двумя вопросами. Первое: принять Положение о гербе СПбГУ. Начальную версию Положения он разработал в 1991 году. Но тогда считали, что сначала надо зарегистрировать товарный знак СПбГУ, созданный на основе герба (над ним М. Ю. Медведев тоже работал), и только потом проводить его как герб. А позже эта идея легла под сукно. Второе, что следует сделать, по его мнению: создать в Университете рабочую группу, которая решала бы геральдические вопросы.

И сейчас он пришел с такими же предложениями, обеспокоенный тем, как вопросы геральдики решаются в рамках предложенного проекта фирменного стиля.

И. А. Дементьев спросил, не рассматривал ли он для себя возможности подключиться к работе коллектива, который разработал проект «Бренд-бука». М. Ю. Медведев ответил, что, во-первых, этот коллектив уже сложился, а во-вторых, авторы-разработчики и эксперты — это разные подходы (ему приходилось работать и в том, и в другом качестве). В авторский коллектив его никто не приглашал, а в качестве эксперта он готов выступить.

И. А. Дементьев рассказал посетителю, что проект концепции фирменного стиля был разработан в рамках открытого конкурса. Первый этап позади, но разработка фирменного стиля СПбГУ продолжается. Вопрос настолько сложен, что он не может быть решен аккордно усилиями одного коллектива. Вполне возможно, что он будет иметь продолжение — и Университет заинтересован в том, чтобы выбрать и реализовать лучшие идеи.

М. Ю. Медведев передал свой проект Положения о гербе СПбГУ. По его мнению, проект стоит доработать или разрабатывать вновь, поскольку прошло уже 20 лет. И. А. Дементьев предложил ему высказать свои соображения о предложенном проекте концепции фирменного стиля СПбГУ в качестве эксперта. Его оценки будут обязательно учтены в дальнейшей работе над ребрендингом Университета. А если будет создана рабочая группа, то его обязательно пригласят принять участие в ее работе.

По правилам — то есть без исключений. Вопрос об оплате обучения из средств Университета

На прием к ректору пришли двое, отец с дочерью, но о своей проблеме рассказывала дочь, студентка 3 курса Факультета искусств (программа «Графический дизайн»). Она отучилась в нашем Университете два курса, потом отчислилась, уехала в Москву и училась там в негосударственному вузе по другой специальности. Через пару лет вернулась в Петербург и хотела восстановиться на Факультет искусств СПбГУ. Но бюджетных мест не было. Девушка прождала полтора года и решила пойти учиться на платную основу обучения. Как она уверяет, в деканате ей сказали, что при отличных оценках она сможет перевестись на бюджетную основу обучения.

Семья взяла образовательный кредит, приняв участие в программе государственного субсидирования. Студентка предполагала, что она проучится на платной основе всего семестр, а затем переведется на бюджетную. Она была круглой отличницей все годы, но свободных мест по-прежнему нет. Студентка, учась на дневном отделении, работает как фрилансер и зарабатывает себе на жизнь. Но оплачивать обучение из своих заработков не может. У нее тяжелое материальное положение: в семье еще две сестры и два брата. Сегодня ее личный долг в банке 126 тысяч рублей.

Ее отец — преподаватель Университета. И поэтому девушка предлагает способ решения проблемы с оплатой ее обучения. Она слышала, что обучение детей преподавателей Университета, поступивших в этом году в СПбГУ на платную основу, оплачивается из средств Университета. Она отличница и ее отец преподает в СПбГУ — поэтому она считает, что у нее есть все предпосылки для того, чтобы и за ее обучение платил Университет, пока не образуется вакантное место и ее не переведут на бюджетную основу. Она просит об этом, хотя бы в качестве исключения.

И. А. Дементьев подтвердил, что для перевода на бюджетную основу обучения требуется наличие вакантных мест. Без этого перевод невозможен, поскольку есть контрольные цифры приема на каждую образовательную программу — их Университету устанавливает государство, ректор не может их менять самостоятельно. И в этом году в СПбГУ действительно начали оплачивать обучение первокурсников, детей преподавателей, поступивших на платную основу обучения. Но платит не Университет — средства идут из доходов от пожертвований в эндаумент-фонд СПбГУ. И это не исключение, а новое правило, которое ввели в этом учебном году для студентов первого курса.

Илья Александрович обещал посетителям изучить все обстоятельства, изложенные в заявлении, и понять, есть ли законный способ помочь студентке. Речь об исключениях не идет — действовать будут в соответствии с правилами, действующими в Университете. Если такого способа нет, то посетители получат отрицательный ответ. Если же такой способ найдется, то проблема будет решена положительно — и не только для нее, но и для всех других студентов в аналогичных обстоятельствах.

В поисках законного решения, или Несколько эпизодов одной сессии. Вопрос о несданном экзамене и возможном отчислении

Студент 4 курса бакалавриата Виктор Воробьев, обучающийся по образовательной программе «Чешский язык и литература, английский язык», во время зимней сессии трижды сдавал экзамен по словацкому языку и трижды получал оценку «неудовлетворительно» (в том числе 18 февраля во время сдачи экзамена аттестационной комиссии). Поэтому он был представлен к отчислению из Университета за академическую неуспеваемость. Но 20 февраля студент обратился к ректору с просьбой «провести проверку фактов», изложенных в его обращении, — они, по его мнению, свидетельствуют о многочисленных нарушениях во время проведения промежуточной аттестации по итогам осенне-зимнего семестра 2011/2012 учебного года. Он просил отложить до окончания разбирательства издание приказа о его отчислении. А также «способствовать устранению выявленных нарушений», восстановлению его нарушенных прав и объективной оценке его знаний «по критериям и стандартам, единым для всех студентов академической группы».

А через неделю Виктор пришел на прием к ректору, чтобы узнать о результатах проверки. Вместе с ним пришли еще семь студентов, представители различных факультетских студсоветов Университета. Видимо, потому, что Виктор Воробьев — председатель студсовета Филологического факультета СПбГУ, (и в Интернете несколько дней бурно обсуждалась возможность отчисления председателя студсовета). Но этой стороны его деятельности — общественной активности студента Воробьева — во время встречи практически не касались. Беседа велась вокруг фактов, изложенных студентом в обращении к ректору, — вокруг тех нарушений, которые он усмотрел в ходе проведения зачетов и экзаменов.

Во время зимней сессии 2011/2012 учебного года из Университета было отчислено 338 студентов-бюджетников очной формы обучения (2,3 % от числа допущенных к сессии) и 117 студентов-договорников очной формы обучения. В том числе были отчислены два председателя студсоветов (ВШМ и факультета стоматологии и медицинских технологий), один из них — за подделку документа (Материалы ректорского совещания от 27.02.2012, п. 3).

Поскольку студент, излагая обстоятельства дела, использовал довольно сложные формулировки, И. А. Дементьев разбирал текст обращения подробно и задавал посетителю вопросы, чтобы понять, как тот видит ситуацию в целом и каждый эпизод в частности.

Эпизод первый. Студент пишет, что на Филологическом факультете были установлены «единые даты сдачи и пересдачи всех видов практик» 26,28 и 30 декабря 2011 года. А зачет по переводческой практике, как утверждает заявитель, был перенесен кафедрой на 29 декабря, о чем он, студент В. Воробьев, «не был уведомлен в установленном порядке». А устно он объяснил, что перенос не был отражен в официальном расписании экзаменов и зачетов, не было и объявления об этом. И. А. Дементьев спросил студента, был ли он в Университет 26 и 28 декабря. Тот ответил, что был. И значит, у него, как и у других студентов группы, была возможность узнать о переносе зачета. Посетитель пояснил, что узнал о дате зачета случайно, когда был в поезде, увозящем его из Петербурга. (А вопрос, как студент Воробьев мог куда-то уехать в конце зачетной недели, не получив допуска к экзаменам, остался за кадром.) Факт тот, что 29 декабря он, естественно, зачет не получил (поскольку отсутствовал) — и в результате ему «был выставлен недопуск к экзаменационной сессии». А как же 30 декабря? В этот день зачет по переводческой практике тоже не проводился — и это тоже нарушение, заявил посетитель. И. А. Дементьев объяснил, что вся группа получила зачеты 29-го, а 30-го зачет мог проводиться разве что для него одного, но Воробьева тогда не было в Петербурге.

Эпизод второй. Студенту Воробьеву, как он пишет, «не было предоставлено право пересдать в установленные сроки, до даты первого экзамена, зачет по переводческой практике». Этот зачет доцент З. К. Шанова приняла у него только утром 13 января 2012 года, что, по мнению студента, «являлось нарушением всех действующих положений о промежуточной аттестации, поскольку в этот же день проходил экзамен по чешскому языку, а сдача в один день двух экзаменов или зачетов не допускается». И. А. Дементьев спросил посетителя: раз тот считает это нарушением — то значит ли это, что он просит отменить результаты зачета и экзамена, полученные 13 января? Посетитель ответил, что поскольку «для него в тот день был достигнут позитивный результат» (он получил зачет и сдал экзамен), то он не просит отменить это решение. Он просто «фиксирует факт нарушения».

Эпизод третий. Экзамен по теоретической грамматике английского языка Воробьев сдавал 19 января и получил оценку «неудовлетворительно». И видимо, поэтому он считает назначение экзамена на этот день «нарушением пункта 2.9 Временного порядка составления расписания, согласно которому между экзаменами должно быть не менее трех календарных дней, включая день предыдущего экзамена». У них в группе 17 января был экзамен по английскому языку, а 21 января — по чешской литературе. И. А. Дементьев спросил, просит ли он отменить результаты экзамена по теоретической грамматике английского языка 19 января? Посетитель ответил: да, просит, поскольку у него было недостаточно времени для подготовки к экзамену. Еще вопрос: а результаты экзамена по чешской литературе 21-го тоже отменить? Студент признал, что «тройка» — не самый хороший результат, и он хотел бы «пересдать экзамен на более приличную оценку».

Эпизоды четвертый и пятый. При пересдаче в дополнительную сессию экзамен по теоретической грамматике английского языка у Виктора Воробьева, как он написал в обращении к ректору, 9 февраля принимал заведующий кафедрой профессор А. В. Зеленщиков (а не доцент Е. А. Кованова, которая вела занятия). А экзамен по словацкому языку 11 февраля — заведующая кафедрой профессор М. Ю. Котова (а не доцент В. С. Князькова, которая вела занятия). По мнению студента, это тоже были нарушения университетских правил. И. А. Дементьев напомнил студенту, что он имел возможность изучить не только правила проведения экзаменов и зачетов в СПбГУ, но и познакомиться с правами и обязанностями студентов, мог узнать и о правах заведующих кафедрами, вытекающих из его обязанностей.

Имели академическую задолженность по одной или двум дисциплинам — 2967 студентов. Они сдают экзамены в дополнительную сессию или по индивидуальному графику. Об этом проректор по учебной работе Е. Г. Бабелюк сообщила на совещании 27 февраля.

Посетитель дополнил: экзамен по словацкому языку 11 февраля, как он теперь утверждает, у него принимали одновременно сразу двое: профессор М. Ю. Котова и доцент В. С. Князькова, что создавало для него психологические трудности. И. А. Дементьев попросил студента изложить новую точку зрения письменно, чтобы проверить и этот факт. А если необходимо, то скорректировать также изложение других обстоятельств дела.

Эпизод шестой. Студент сообщил также, что при пересдаче экзамен по словацкому языку 11 февраля у него принимали «около трех астрономических часов, что, очевидно, значительно превышает время, отведенное на прием экзамена у одного студента по этой учебной программе». А, кроме того, другие студенты его группы приносили тест, заранее написанный дома, а его попросили писать заново, в аудитории во время экзамена, хотя он тоже принес написанный тест. И не объяснили, почему тот не годится. На написание теста у него ушло около часа, минут сорок он готовился к ответу, а всё остальное время потратил на устный ответ. И. А. Дементьев заметил, что за три часа можно проявить гораздо больше знаний, чем за три минуты. И спросил, была ли у Воробьева возможность познакомиться с программой экзамена и правилами его проведения. Тот ответил, что очевидно была. А на вопрос, познакомился ли он, признался, что не познакомился. У него имелся только набор вопросов для экзамена, полученный от преподавателя по электронной почте.

Эпизод седьмой. Оценки другого характера, более субъективные и не имеющие отношения к процедуре проведения экзаменов и зачетов, И. А. Дементьев с Виктором Воробьевым обсуждали отдельно. Студент считает, что профессор М. Ю. Котова необъективно оценивала его знания по предмету из-за ее негативного отношения к его общественной деятельности. И. А. Дементьев согласился с тем, что подобные конфликты надо урегулировать и предложил способ: эти вопросы студент может адресовать либо комиссии по этике СПбГУ, либо суду.

Эпизод восьмой. Студент поднял еще один вопрос. Он сообщил, что на внеочередном заседании Ученого совета Филологического факультета 27 февраля разбирались объяснительные записки преподавателей. И в одной из них было сказано о том, что причина неудовлетворительной сдачи экзамена студентом Воробьевым: непосещение занятий по предмету «Словацкий язык». Но, по мнению студента, был упущен тот факт, что из занятий по этой дисциплине, отведенных по учебному плану, было проведено лишь около половины (по его предварительным оценкам, всего 7–8 из 14). Преподаватель просто оповещал студентов группы за несколько дней, что в такой-то день занятий не будет, но впоследствии эти пропуски не восполнялись. А 2 занятия из 7 и 2 из 14 — это разные пропорции. И если уж, считает Воробьев, говорят о невыполнении учебной программы студентом, то нужно говорить и о том, что ее не выполняет преподаватель.

И. А. Дементьев уточнил: значит ли это, что программу не выполнила вся группа? Ведь если это так, то нужно отдельно разбираться, был ли выполнен учебный план. Могла ли группа освоить образовательную программу в этой части? Нет ли нужды подвергнуть сомнению оценки на экзамене у всех студентов группы из-за того, что они недополучили необходимое количество знаний? — И доучить их, предложил Воробьев. — Может быть, и доучить, если подтвердится этот факт, согласился И. А. Дементьев.

Информация проректора С. И. Богданова о ходе проверки заявлений студента В. Воробьева.

В конце беседы студент Виктор Воробьев сформулировал свою просьбу к ректору. По его мнению, совокупность указанных им нарушений во время сессии нужно учитывать. И поэтому он хотел бы иметь возможность сдать экзамен по словацкому языку еще один раз. И. А. Дементьев объяснил, что существующие правила обучения в СПбГУ дают студенту возможность сдавать один экзамен трижды: один раз во время сессии, другой — на дополнительной сессии и третий — аттестационной комиссии, оценка которой является окончательной. И после нее возможности сдать экзамен нет. Получив третью оценку «неудовлетворительно», студент представляется к отчислению.

И. А. Дементьев подвел итоги беседы. Проверка фактов, изложенных В. Воробьевым в обращении к ректору, продолжается. Приказ о его отчислении приостановлен — и он по-прежнему является студентом Университета. Во время беседы называл и дополнительные подробности, которые тоже нужно проверять. Эта работа займет несколько дней. Задача общая — разобраться и принять законное решение. Положительным оно будет для студента или отрицательным, сказать до окончания проверки нельзя, но в любом случае оно должно лежать в рамках правового поля, это главное. На этой общей точке зрения сошлись обе стороны. И договорились встретиться еще раз, когда решение будет принято.

На приеме граждан ректором присутствовал Евгений Голубев (редакция журнала «Санкт-Петербургский университет»).

Статистика

28 февраля на прием пришли 12 человек: студенты (9), аспиранты и соискатели (1), профессора и преподаватели (1), сотрудники (0), не работающие в СПбГУ (1). Рассматривались четыре вопроса, в том числе по темам: образование (0), наука (0), студенческая жизнь (учеба (2), досуг (0), поселение (0), другие (0)), жилье, хозяйство, быт (0), трудовые отношения (0), отношения в коллективе (1), Университет и мир (1), прочие (0). Прием начался в 16:38, закончился в 18:09.