Университетская книга: СПбГУ сегодня — один из международных центров образования и науки

Одним из крупнейших проектов, реализованных экспертами СПбГУ в 2015 году, стало проведенное по поручению Правительства РФ научное исследование нормативных актов Северо-Западного федерального округа на предмет соблюдения законодательства о русском языке.

Ученые СПбГУ обнаружили более 11 тыс. нарушений законодательства и выразили готовность оказывать дальнейшую помощь в их выявлении и устранении. О том, как сегодня в университете развивается экспертная, образовательная и научная деятельность, рассказывает ректор СПбГУ Николай Кропачев. В 2015-м в России проводился Год литературы, кроме того, в последнее время в Госдуме и Правительстве РФ регулярно поднимаются вопросы изучения и продвижения русского языка и литературы за рубежом. Николай Михайлович, есть ли сегодня в СПбГУ какие-либо программы, направленные на решение этой задачи?

Интерес к российской культуре и языку за рубежом, безусловно, высок. Однако основная задача ведущих научных и образовательных центров в России сегодня — создавать все условия для максимально глубокого знакомства широкой зарубежной аудитории с отечественной культурой, искусством, литературой. Именно для решения этой задачи в начале сентября 2015 года вместе с коллегами из Китайского народного университета мы открыли Центр изучения России в Пекине. Цель его создания — объединение усилий ведущих экспертов двух стран для изучения и планирования межгосударственных отношений в социально-культурной сфере, а также в области политики и экономики.

В задачи центра входит подготовка совместных фундаментальных научных трудов, аналитических и справочных изданий. В наступившем году также планируем провести ряд культурно-просветительских мероприятий. Уверен, что совместная деятельность экспертов СПбГУ и ученых Китайского народного университета позволит укрепить партнерские отношения ведущих научных организаций России и КНР, а также значительно усилить взаимопонимание между нашими странами.

А если говорить о России: что, на Ваш взгляд, необходимо сделать для развития русского языка внутри государства? В каком ключе данный вопрос обсуждается на заседаниях Совета по русскому языку при Правительстве РФ, членом которого Вы являетесь?

Для того чтобы дать правильный ответ, надо в первую очередь понять, что такое современный русский язык. Не поверите, но ответ на этот вопрос знают далеко не все законодатели и чиновники.

Поясню. Недавно ученые Санкт-Петербургского университета провели уникальное исследование, изучив 36,5 тыс. нормативных актов Северо-Западного федерального округа (а это около 185 млн страниц). В них было обнаружено более 11 тыс. нарушений законодательства о русском языке! Это случаи использования слов и выражений, которые суды ранее признавали вносящими неопределенность и позволяющими вольно толковать законы, нормативные постановления и распоряжения. Так что на практике может получиться как в старинной поговорке: закон что дышло: куда повернул, туда и вышло... Причем, по мнению наших экспертов, основные причины этих нарушений не только в том, что установленные государством нормы и требования к использованию русского языка в качестве государственного не исполняются. Дело обстоит гораздо хуже: оказалось, что подавляющее большинство людей просто не знает, что такие требования существуют!

Как же это произошло? В чем причина несоблюдения этих требований?

Это очень хороший вопрос. Именно на него мы стремились найти ответ. Мы выявили несколько причин.

Первая заключается в том, что в нашей стране не соблюдаются требования, заложенные в Федеральном законе «О государственном языке Российской Федерации». В 2009 году Министерство образования и науки РФ утвердило перечень словарей, содержание которых описывает нормы современного русского языка. Эти словари стали обязательными при использовании русского языка как государственного, то есть во всех официальных сферах общения, делопроизводства и пр. Но одни про существование этого стандарта просто не знают, а другие не придают ему значения!

Вторая важная причина постоянного нарушения закона — неполнота стандарта, изложенного в утвержденных словарях. Например, в этом перечне нет толкового словаря. А значит, в стране отсутствует единая система для толкования тех или иных понятий, терминов и т. д. Более того, эксперты СПбГУ обнаружили удивительную коллизию: сегодня в России действуют не только языковые нормы, зафиксированные в словарях из перечня 2009 года, но и правила русской орфографии и пунктуации, принятые еще в СССР в 1956-м! Но мы же с Вами понимаем, что русский язык с 1950-х годов прошлого века претерпел значительные изменения...

Результаты проведенного исследования были представлены на последнем в 2015 году заседании Совета по русскому языку при Правительстве РФ под председательством Ольги Юрьевны Голодец. По его завершении мы выступили с предложением дополнить требования к правилам использования русского языка как государственного, принятые в 2009 году, — включить в перечень толковый словарь и определить современные требования к грамматике. Наши предложения были поддержаны и, надеюсь, уже в ближайшее время будут рассмотрены на заседании Межведомственной комиссии по русскому языку. Однако, не дожидаясь реакции на результаты нашей экспертной работы, мы начали, что называется, с себя. Так, например, с конца ноября в СПбГУ действует приказ, который устанавливает требования к языку локальных нормальных правовых актов, его можно посмотреть на сайте СПбГУ.

В соответствии с этим документом издание нормативных актов нашего университета регламентируется нормами, зафиксированными в словарях, которые были утверждены Минобрнауки РФ в 2009 году.

Однако есть и дополнение: для создания в вузе единого языкового пространства всем сотрудникам предложено использовать в деловой коммуникации Большой толковый словарь под редакцией профессора СПбГУ С. А. Кузнецова.

При этом подчеркну: когда законодательство о русском языке будет дополнено и в перечень обязательных словарей войдет, к примеру, иной толковый словарь, действие этого локального акта в СПбГУ будет отменено и мы будем руководствоваться тем толковым словарем, который определит Министерство образования и науки РФ. Экспертная работа стала важным направлением деятельности СПбГУ, однако для большинства людей университет остается прежде всего образовательным центром. Расскажите, легко ли сейчас стать студентом Санкт-Петербургского государственного университета и какие специальности выбирают нынешние абитуриенты.

Безусловно, несмотря на активное развитие других направлений работы, основной задачей университета всегда была и остается подготовка высококлассных специалистов. СПбГУ наделен правом вести обучение на основе собственного образовательного стандарта, требования которого должны быть выше требований государственного. Этим правом мы пользуемся уже с 2009 года, и сегодня я могу с уверенностью утверждать, что собственный образовательный стандарт позволяет нам готовить выпускников того уровня, который полностью соответствует ожиданиям работодателей.

Почему я в этом уверен? Да потому, что представители работодателей сейчас входят во все учебно-методические комиссии университета. Ведь кто лучше них знает, какие умения и навыки потребуются высококвалифицированным сотрудникам через несколько лет? Кстати, с этого года работодатели будут еще и определять темы всех выпускных квалификационных работ (ВКР) студентов СПбГУ. А убедиться в том, что это повысит уровень подготовки дипломов и их практическое значение, Вы сможете сами. Мы будем размещать все тексты работ в открытом доступе на портале университета еще до даты защиты.

Отмечу, что право на проведение дополнительных вступительных испытаний, закрепленное за СПбГУ и МГУ «законом о двух университетах», мы, в отличие от московских коллег, уже много лет не используем. Придерживаясь принципа открытости во всех областях жизни, мы сохранили дополнительные вступительные испытания творческой направленности только для абитуриентов, поступающих на такие направления подготовки, как «Журналистика», «Актерское искусство», «Живопись», «Вокальное искусство» и др., для успешного освоения которых требуется проверка творческих способностей школьников. Исключением не станет и прием 2016 года.

Николай Михайлович Кропачев, ректор СПбГУ родился 8 февраля 1959 года в Ленинграде. В 1981 году окончил Ленинградский государственный университет. С 1981 по 1984 год обучался в аспирантуре на кафедре уголовного права юридического факультета ЛГУ. С 1985 года — ассистент кафедры уголовного права ЛГУ, с 1991 года — старший преподаватель и доцент, в 1993 году присвоено ученое звание доцента по кафедре уголовного права. С 2001 года — профессор на кафедре уголовного права. В 2000–2010 годах — заведующий кафедрой уголовного права Юридического факультета. С 1992 года — декан Специального факультета СПбГУ по переподготовке кадров по юридическим наукам. С 1993 по 1998 год — первый заместитель декана Юридического факультета СПбГУ, в 1998 году избран деканом Факультета. С сентября 2000 года по сентябрь 2005 года — председатель Уставного суда Санкт-Петербурга. С 2006 по 2008 год совмещал должность первого проректора с обязанностями декана Юридического факультета. В 2009 года Указом Президента РФ назначен на должность ректора СПбГУ. В 2014 году указом Президента РФ назначен на должность ректора СПбГУ на следующий срок. С 1996 года — вице-президент Межрегиональной ассоциации юридических вузов России, член Президиума ассоциации юристов России. С 2002 года — председатель Межрегионального отделения общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России» по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. С 2003 года — член Совета при Президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия. С 2008 года — член Президиума Совета по науке, технологиям и образованию при Президенте РФ. С 2010 года — председатель Общественного совета при Министерстве юстиции РФ. С 2010 года — председатель Ассоциации ведущих университетов России. С 2011 года — председатель Совета ректоров вузов СЗФО, член комиссии при Президенте РФ по формированию и подготовке резерва управленческих кадров. С 2013 года — член комиссии при Президенте РФ по вопросам государственной службы и резерва управленческих кадров. С 2014 года — член Совета по грантам Президента РФ для государственной поддержки молодых российских ученых и по государственной поддержке ведущих научных школ России. Имеет ранг действительного государственного советника Санкт-Петербурга I класса. Награжден медалью имени А. Ф. Кони, орденами Почета, «За заслуги перед Отечеством» III и IV степеней, лауреат ряда государственных премий.

Университет сознательно пошел на такой шаг, подчеркивая, что прием у нас — это абсолютно прозрачный процесс, в котором все равны. Надо сказать, что одним из результатов такого подхода стал колоссальный приток иногородних абитуриентов. Еще недавно выпускники школ из других регионов боялись подавать документы в СПбГУ, думая, что у них нет шансов поступить. А сейчас все знают, что мы принимаем абитуриентов только по результатам ЕГЭ. И за несколько лет число иногородних первокурсников в СПбГУ выросло почти в полтора раза! Так, в 2009 году среди поступивших к нам было 43,5 % ребят из других регионов, а в 2015-м — уже около 63 %. И это притом что минимальные значения баллов ЕГЭ, необходимые для подачи документов, у нас постоянно растут. Не далее как в 2015 году мы подняли их еще на 10 баллов, до 63. Так мы заявляем, что ориентированы на сильных, талантливых молодых людей, цель которых — поступить только в Санкт-Петербургский государственный университет. Доказательство тому — средний балл по ЕГЭ. У зачисленных в СПбГУ в 2014 и 2015 годах он был самым высоким среди классических университетов России. Если по стране в 2014 году он составлял 64 балла, а у первокурсников в МГУ — 86,7, то в СПбГУ — 87,3. В 2015-м этот показатель у нас вырос до 88,1 балла! А это доказывает одно: к нам поступают самые сильные выпускники школ, которые не сомневаются в честности и открытости приема в нашем университете.

Что до самых популярных образовательных программ, то лидерами в этом учебном году стали «Государственное и муниципальное управление» (конкурс был около 40 заявлений на место), «Международная журналистика» (больше 32 заявлений на место) и «Управление персоналом» (31 заявление на место). Это среди программ бакалавриата. А вот у поступающих в магистратуру оказались другие предпочтения. Самый серьезный конкурс был на таких программах, как «Теория международных отношений и внешнеполитический анализ» (почти 26 заявлений на место), «Международные отношения на постсоветском пространстве» (больше 24 заявлений на место) и «Гражданский процесс, арбитражный процесс» (около 20 заявлений на место).

Я уверен, что и этим летом ситуация не изменится, разве что выбор у абитуриентов будет шире. В 2016 году мы запустим несколько новых, очень интересных программ бакалавриата, например «Юриспруденция (с углубленным изучением китайского языка и права КНР)» и «Экономико-математические методы». Есть что предложить и поступающим в магистратуру: в этом году будет открыто обучение более чем по 20 новым программам и профилям подготовки, среди которых «Информационные и ядерные технологии», «Исламоведение», «Права человека и их защита». Талантливые студенты — это в том числе и будущие ученые.

Как вы привлекаете студентов, аспирантов, выпускников к научно-исследовательской и преподавательской деятельности? Чем мотивируете на продолжение работы в alma mater?

Это очень серьезный вопрос. Главный научный ресурс университета — это, безусловно, люди. Для нас важно привлечь к работе как известных, состоявшихся ученых, так и молодых исследователей с оригинальными идеями и новыми подходами к решению научных задач. Мы делаем многое, для того чтобы и тем и другим работать в СПбГУ было интересно и комфортно. Взять хотя бы институт постдоков (Ph. D.). На Западе это обычная практика, а в России СПбГУ еще в 2013 году первым запустил такую программу. В ее рамках мы приглашаем в университет молодых ученых — и российских, и зарубежных, получивших степень Ph. D. не более трех лет назад. Механизм такой: проходит конкурс среди ведущих ученых СПбГУ и его победители получают право пригласить постдока для работы в составе своей научной группы. Молодым ученым работа у нас дает возможность не только сотрудничать с выдающимися экспертами в своей области, но и получать вполне конкурентный по мировым меркам доход. Как результат — сегодня в СПбГУ работают 88 постдоков, среди них граждане таких стран, как США, Франция, Литва и др.

Но не стоит думать, что большие деньги у нас получают только приглашенные «звезды». Мы приложили большие усилия для того, чтобы обеспечить достойную заработную плату всем научно-педагогическим работникам, и за несколько лет добились многого. Вот, например, к 2015 году средняя зарплата научного сотрудника выросла до 48 тыс. рублей в месяц, доцента — до 65 тыс., профессора — до 102 тыс. Средняя заработная плата научно-педагогических работников СПбГУ в 2015 году составила 66,5 тыс. рублей в месяц. К слову, это в полтора раза выше средней зарплаты по Санкт-Петербургу. Учитывая показатель 2006 года по СПбГУ (18 тыс. рублей в месяц), мы можем говорить о том, что за девять лет зарплаты преподавателей университета выросли более чем в 3,5 раза!

И самое главное: сегодня увеличение дохода работников университета зависит не от доброй воли руководства университета, а от качества их профессиональной деятельности. Ведь больше половины зарплаты каждого сотрудника СПбГУ составляют премии и доплаты — за публикационную активность, привлечение грантов, издание учебных пособий и разработанные методические материалы, за чтение лекций на иностранных языках и т. д.

Конечно, стимулирование заключается не только в непосредственной оплате труда. Университет дает ученым возможность использовать для проведения своих исследований уникальное оборудование 25 ресурсных центров, входящих в состав Научного парка СПбГУ (общая стоимость установленного в нем оборудования — более 6 млрд рублей). Также наши работники могут принимать участие во внутренних конкурсах — на финансирование поездок за рубеж, приобретение специального оборудования, кадровую поддержку исследований и т. д. Словом, мы крайне заинтересованы в привлечении специалистов высокого класса и делаем все для того, чтобы обеспечить им привлекательные условия труда и перспективы развития.

Хотелось бы затронуть актуальную сегодня тему международного сотрудничества. Какие проекты с зарубежными партнерами ведет СПбГУ? Куда отправляете своих студентов и кто из иностранцев приезжает учиться в Петербург?

Санкт-Петербургский университет является одним из самых крупных международных центров образования и науки. Среди наших партнёров — ведущие зарубежные вузы, с которыми мы реализуем совместные программы двух дипломов и академические обмены. На данный момент у СПбГУ заключено около 350 договоров с иностранными учебными заведениями. То есть каждый наш студент имеет реальную возможность отправиться на обучение или стажировку в одну из 65 стран мира!

В то же время обучение в СПбГУ очень востребованно у граждан других государств. Мне приятно отметить, что, несмотря на непростую экономическую ситуацию в мире, за последний год число иностранных студентов у нас увеличилось более чем на 16 %. Так, в прошлом учебном году в СПбГУ обучались 1454 иностранца, а сейчас их уже 1740. Это граждане 78 государств, в том числе Франции, Германии, Эстонии, Китая и США. Но, конечно, развитие академической мобильности — не единственное направление нашей международной деятельности. Университет тесно сотрудничает с межправительственными и общественными организациями, а также с ведущими компаниями, такими как Intel, Hewlett-Packard, Microsoft, Adobe, Mitsui & Co, Panasonic и т. д.

Представлен СПбГУ и во многих престижных международных организациях. Не далее как в феврале 2016 года университет стал одним из 12 российских вузов, вошедших в состав Сетевого университета БРИКС. Это образовательный проект стран БРИКС, основными целями которого являются разработка совместных образовательных программ, развитие академической мобильности и проведение научных исследований в различных сферах. СПбГУ является членом влиятельной ассоциации старейших университетов Европы — Coimbra Group.

Отдельно хочу отметить высокий уровень нашего взаимодействия с вузами КНР. Так, например, совместно с правительством провинции Хэйлунцзян мы создали в Харбинском политехническом университете научно-исследовательские центры в таких актуальных областях научного знания, как физика плазмы и экологическая безопасность. А вместе с Народным университетом Китая мы организовали Центр российских исследований в Пекине и Центр китайских исследований в СПбГУ. На их базе работают ученые из России и КНР в области экономики, политики, истории и культуры. Одним из важных мировых показателей успешности и конкурентоспособности вуза является вхождение в рейтинги ведущих университетов. В последнем из опубликованных рейтингов (Webometrics Ranking of World Universities) СПбГУ заметно улучшил свои позиции, поднявшись почти на 100 пунктов. Расскажите, пожалуйста, в какие еще международные рейтинги входит СПбГУ и какие из них наиболее важны для университета.

Прежде всего отмечу, что настоящий успех университета — это не его позиция в рейтинге, а соответствие запросам самих студентов, их будущих работодателей и общества в целом. Я глубоко убежден, что высокие позиции в рейтингах для любого вуза не должны быть самоцелью. Они, по сути, отражают качество работы вуза. Так, например, результаты последнего Times Higher Education World Reputation Rankings подтвердили, что репутация петербургского университета высока не только в нашей стране, но и за рубежом. В марте 2015 года СПбГУ, впервые войдя в мировой репутационный рейтинг университетов Times Higher Education, сразу попал в группу вузов, занимающих 71-е — 80-е места в числе 100 наиболее авторитетных университетов мира с лучшей академической репутацией.

Также немаловажным показателем для нас является вхождение СПбГУ не только в общие, но и в специализированные рейтинги — построенные по программному принципу или структурированные по отраслям знаний. Вот, например, бизнес-школа СПбГУ, занявшая в 2015 году 60-е место в Financial Times European Business School Ranking, уже три года подряд остается единственным представителем России в этом главном рейтинге бизнес-школ Европы. Он составляется газетой Financial Times на основе рейтингов программ MBA, Executive MBA, Masters in Management и Executive Education ведущих европейских бизнес-школ и является общепринятым индикатором качества бизнес-школ и их программ в области менеджмента и финансов. Кроме того, СПбГУ остается единственным российским вузом, представленным в другом рейтинге газеты Financial Times — Master in Management. В 2015 году наша англоязычная программа Master in Management поднялась сразу на 10 пунктов и теперь занимает 46-е место, опередив многие престижные бизнес-школы мира.

Что касается общих рейтингов, то университет стабильно входит в три ведущих из них: Academic Ranking of World Universities, QS World University Rankings и Times Higher Education. Например, в рейтинге QS наш университет в 2015 году сохранил второе место среди российских вузов и серьезно улучшил свои позиции по укрупненным областям знаний, в частности по гуманитарным и инженерным наукам. При этом повторюсь: мы считаем, что первоочередная наша задача — это всестороннее развитие университета, следствием чего уже и станет значительное повышение позиций в мировых рейтингах. В 2015 году в России начала работу Национальная платформа открытого образования.

Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом проекте, одним из основателей которого стал СПбГУ. Почему университет заинтересован в развитии образовательных онлайн-проектов и какие возможности оно откроет перед россиянами?

Этот ресурс был создан для того, чтобы способствовать формированию в нашей стране единой, а главное, эффективной системы дистанционного обучения. Ведущие российские вузы объединили свои ресурсы, благодаря чему у студентов появилась уникальная возможность учиться и знакомиться с разными научно-образовательными школами, в буквальном смысле не выходя из дома. В первую очередь это шанс для тех жителей отдаленных регионов России и зарубежных стран, которые хотят учиться у преподавателей ведущих университетов, но не могут приехать, например, в Петербург или Москву. К слову, качество материалов, которые доступны онлайн, сомнению не подлежит, ведь каждый вуз — участник проекта своим именем отвечает за разработанные курсы.

Например, СПбГУ на Национальной платформе открытого образования представлен курс «История России (IX–XXI века)». Он состоит из 45 лекций в пяти тематических разделах и включает более 120 видеофрагментов, около 1 тыс. страниц учебных пособий и источников. Над ним работал авторский коллектив из полутора десятков преподавателей университета, и мне приятно сообщить, что этот курс оказался одним из наиболее востребованных у пользователей платформы. Сегодня мы ведем аналитическую работу, необходимую для подготовки новых онлайн-курсов, планируя в дальнейшем серьезно расширить портфель курсов СПбГУ, представленных на Национальной платформе открытого образования.

Каковы, на ваш взгляд, перспективы обучения онлайн в российской высшей школе?

Прежде всего давайте определимся с терминологией. В высшей школе есть несколько возможностей применения электронного обучения. Это обучение онлайн, дистанционное обучение, позволяющее студентам удаленно осваивать образовательную программу, и непосредственно само электронное обучение, в рамках которого электронные средства дополняют традиционные технологии. СПбГУ накапливает и обновляет электронные и информационно-телекоммуникационные ресурсы с 1990-х. Сегодня на различных онлайн-площадках доступны и отдельные лекции, и целые курсы, подготовленные нашими преподавателями. А в 2014-м мы открыли образовательную программу бакалавриата по направлению «Юриспруденция», которая реализуется с применением технологий дистанционного обучения. Занятия проходят в удаленном режиме с использованием системы Blackboard и электронных ресурсов СПбГУ. Это позволяет студентам, которые по разным причинам не могут постоянно обучаться в традиционной форме, получить качественное высшее образование.

Очевидно, что применение новых технологий в учебном процессе соответствует сегодняшним реалиям. Ведь современный выпускник вуза, если он рассчитывает на успешную карьеру, должен владеть всеми навыками электронной коммуникации и работы с информацией. Конечно, учитывая, с какой скоростью сейчас развиваются технологии, трудно прогнозировать, какой будет сфера образования даже через пять лет. Но мы стремимся использовать все возможности, которые есть сейчас, чтобы повысить качество обучения и подготовить выпускника к решению профессиональных задач. Помимо образовательной деятельности университет активно занимается научной работой. Ученые ведут фундаментальные исследования, совершают открытия, которые в будущем могут изменить мир.

А каково их практическое значение на данный момент? Есть ли в СПбГУ опыт внедрения в производство каких-либо разработок ученых?

Мы ведем работу по поиску коммерчески перспективных разработок, на основе которых создаются малые инновационные предприятия с участием СПбГУ. На данный момент университет является соучредителем десять малых инновационных предприятий, причем только за 2015 год были созданы четыре такие структуры!

Все они весьма успешно развиваются. Например, ООО «Геологический центр СПбГУ» выполняет работы в области геологического изучения недр различного профиля для таких заказчиков, как «Алроса», «Газпромнефть» и пр. ООО «Центр информационно-диагностических систем СПбГУ» разрабатывает программное обеспечение для диагностического медицинского оборудования. Это предприятие было создано в 2012 году, а уже в 2014-м выплатило университету первые дивиденды.

Большой интерес представляют исследования лаборатории механики перспективных массивных наноматериалов для инновационных инженерных приложений под руководством одного из ведущих ученых СПбГУ, профессора Руслана Валиева. Здесь ведутся фундаментальные исследования в области механики наноматериалов, научных принципов получения новых наноматериалов со сверхвысокими механическими характеристиками, их инновационного применения, например в конструкционной инженерии.

Еще один пример коммерчески перспективных научных исследований с высоким инновационным потенциалом — совместная работа физиков и медиков СПбГУ. Исследование, руководит которым доцент Анатолий Кудрявцев, посвящено использованию холодного высокочастотного газового разряда для биомедицинских приложений. Эта тема относится к плазменной медицине — новой, динамично развивающейся области знаний. Наши ученые ищут решения по созданию потоков холодной плазмы атмосферного давления, эффективных при антибактериальной обработке живых тканей. В будущем это позволит создать новые действенные способы такой обработки и надежное, безопасное оборудование.

Безусловный практический интерес уже сегодня представляет и проект, реализуемый в СПбГУ под руководством профессора Сергея Черныша. В рамках этого исследования будет разработана новая научная и технологическая платформа создания антимикробных лекарственных средств на основе пептидов иммунной системы насекомых. Но я не хочу раскрывать все карты... Уверен, что в самом скором будущем передовые открытия ученых СПбГУ найдут практическое применение в разных областях производства и будут служить во благо нашему государству.

Мы многое делаем для развития в университете как фундаментальной науки, так и прикладных исследований. Научной работой в СПбГУ занимаются ведущие мировые ученые. Так, семь лабораторий мы создали в рамках реализации программы мегагрантов Правительства РФ, а еще девять открыли по результатам университетского конкурса и финансируем за счет собственных средств университета.

Стоит отметить и значительный рост числа публикаций в престижных научных журналах, таких как Science, Nature, Cell. Например, только за 2015 год ученые СПбГУ опубликовали 21 статью в этих высокорейтинговых журналах. Раз уж речь зашла о публикациях, не могу не вспомнить о нашей Научной библиотеке. В ней около 6 млн томов по всем областям знания, и все они доступны студентам и научно-педагогическим работникам. Здесь СПбГУ также идет в ногу со временем: у нас самая большая подписка на электронные журналы и базы данных — ей могут позавидовать даже многие лучшие университеты мира. Для практического применения научных разработок нужны серьезные средства. Одним из механизмов их получения, например в зарубежных вузах, являются эндаумент-фонды. В СПбГУ ведь тоже есть такой фонд. Расскажите, каковы сейчас объемы его финансирования и на что идут эти средства.

Да, сегодня для сфер образования и культуры в европейских странах и США характерно наличие крупных эндаумент-фондов. Так, средства, полученные от управления такими фондами, составляют от четверти до половины бюджетов многих вузов. Например, эндаумент-фонд Гарварда (крупнейший на данный момент) формирует бюджет университета почти на 33 %.

Эндаумент-фонд нашего университета (фонд управления целевым капиталом «Развитие СПбГУ») находится еще на начальной стадии развития. И хотя фонд может стать заметной частью бюджета СПбГУ не раньше чем через десять лет, он уже является одним из крупнейших в стране университетских эндаументов. Созданный в 2008-м, фонд активно развивается. Например, если за 2014 год его прирост составил 14,5 млн рублей, то в 2015-м — уже более 19 млн. Общий объем целевых капиталов фонда на конец 2015 года составил 1 004 млн рублей.

Главный принцип работы эндаумент-фонда — это передача средств пожертвований в доверительное управление управляющей компании. То есть эти деньги остаются в неприкосновенности, а расходуется только доход, получаемый от их размещения. Сегодня в составе фонда восемь целевых капиталов, аккумулирующих пожертвования на разные направления работы СПбГУ. Например, из средств фонда оплачиваются десятки стипендий, стажировок и программ по развитию научного сотрудничества.

В 2015 году фонд перечислил университету 24 млн рублей, которые пошли в основном на стипендиальные выплаты. В 2016 году с помощью фонда мы планируем в том числе продолжать реализацию стипендиальных программ, проводить текущий ремонт и ввод зданий в эксплуатацию. На эти цели университету будет перечислено около 213 млн рублей. Фонд активно развивается, и мы рассчитываем, что вскоре эндаумент станет привычным и для общества, и для университета инструментом получения средств на развитие СПбГУ.

А каким вы видите дальнейшее развитие университета? Есть ли глобальная цель, которой хочется достичь в обозримом будущем?

Развитие университета неразрывно связано с инфраструктурой, поэтому одной из главных своих задач я считаю территориальное объединение СПбГУ. Первые шаги в этом направлении уже сделаны — по поручению главы Правительства РФ создана рабочая группа под руководством министра экономического развития, которая занимается вопросом создания единого кампуса университета. Надеюсь, что результаты этой большой работы появятся как раз в обозримом будущем.

Но мы, разумеется, и сейчас не сидим сложа руки. Продолжается создание кампуса «Михайловская дача», первый этап работы над которым уже успешно завершился. В 2015 году были введены в эксплуатацию объекты первого пускового комплекса: здания главного учебного корпуса, многофункционального студенческого центра и хозяйственного корпуса. Уже целый семестр здесь обучаются студенты направления «Менеджмент», проходят крупные мероприятия.

Следующий важный этап развития нового кампуса — строительство общежитий. На достройку их корпусов в 2016 году университету выделено 600 млн рублей. В этом году мы планируем завершить строительство как минимум двух корпусов, а если Правительство РФ найдет возможность предоставить СПбГУ дополнительные средства для окончания работ на всех девяти корпусах общежития, то 600 наших студентов смогут поселиться там уже в 2017 году. Нашей первоочередной задачей является создание единой площадки, где ребята будут и жить, и учиться.

Редакция благодарит пресс-службу СПбГУ за содействие в подготовке материала.