Санкт-Петербургский государственный университет

St. Petersburg University

В Санкт-Петербурге и за его пределами ходят легенды о том, как еще недавно «решались» вопросы аренды имущества в СПбГУ. Как все было на самом деле, рассказывает М. Н. Кудилинский, с ноября 2006 года — проректор по правовым вопросам, а с ноября 2010 года — проректор по экономическому развитию СПбГУ. Именно ему и его коллегам пришлось наводить порядок в вопросах аренды.

 

Без правил

— В 2006 году первый проректор СПбГУ Н. М. Кропачев предложил мне возглавить юридическую службу Университета. У меня уже был опыт управленческой работы — несколько лет я совмещал преподавательскую деятельность в Университете с работой в Правительстве Санкт-Петербурга. Последняя моя должность там — заместитель председателя Комитета финансового контроля. Поэтому я хорошо представлял общую ситуацию в городе, в том числе и в сфере арендных отношений. Поверьте, того, что я увидел в Университете, не было ни в одном крупном государственном учреждении Петербурга. В 2008 году ни я, ни кто-либо другой даже не знал, сколько вообще зданий в Университете! Естественно, никто не знал и реального числа арендаторов помещений, оборудования...

Право сдавать имущество (помещения, оборудование и т. п.) в аренду Университет получил в начале 1990-х годов. Но вплоть до 2008 года в Университете просто не существовало никаких правил! Все вопросы решались «явочным» порядком, на основании каких-то нигде не регистрируемых бумажек, причем решались огромным количеством самых разных должностных и даже вовсе не должностных лиц. При этом практически не проводилась ни оценка законности и целесообразности таких решений, ни оценка экономических подходов к их реализации. Применяемые в СПбГУ ставки арендной платы на всем протяжении этого периода работы университетских служб были в среднем в 3–4 раза (а порой в 10 и даже в 100 раз) ниже, чем ставки, используемые в это же время КУГИ (Комитет по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга, в 2015 году он реорганизован и переименован в Комитет имущественных отношений Санкт-Петербурга — Ред.) при сдаче в аренду аналогичных помещений. А в тот период именно КУГИ исполнял функции собственника федерального имущества, в том числе закрепленного за СПбГУ.

Тактика ухода от ответственности должностных лиц основывалась на произвольном толковании действовавшего в то время законодательства, регулирующего передачу в аренду государственного имущества. Так, от КУГИ отгораживались наличием пункта 11 статьи 39 действовавшего в те годы Федерального закона от 10.07.1992 № 3266-1 «Об образовании», дающего право образовательному учреждению самостоятельно выступать в качестве арендодателя. И в то же время игнорировали действующее законодательство в части реализации регулирующего размер арендной платы Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в РФ» (далее: Закон об оценочной деятельности), подменяя его распоряжением губернатора Санкт-Петербурга от 22.12.1997 № 1291-р «О методике определения уровня арендной платы за нежилые помещения, арендодателем которых является Санкт-Петербург». Привлекательность указанной методики, с точки зрения заинтересованных лиц, заключалась в возможности злоупотребления применением коэффициентов (К1—К7), представляющих собой ряд сомножителей к базовой ставке арендной платы, каждый из которых при вольном с ним обращении превращал ставку арендной платы практически в ноль.

Николай Кропачев: «В какой-то момент СПбГУ фактически распался на массу факультетов, лабораторий, центров и центриков, руководители которых имущество и деньги университета расценивали как свои собственные, поэтому стремились обособиться. В зданиях вуза находились незаконные гостиницы и рестораны, конфетные и мебельные фабрики, никакого учета и контроля не существовало...» (читайте в интервью ректора «Одна из главнейших задач ректора — обеспечить создание и соблюдение правил», Коммерсантъ, 30.01.2017)

 

Справка об имуществе...

Интересный факт: в 1997 году ряд деканов специальных факультетов (И. П. Бойко, Н. М. Кропачев и Ю. Т. Ковалев) провел проверку сложившейся в СПбГУ ситуации с арендой имущества и представил ректору СПбГУ Л. А. Вербицкой развернутую справку с информацией о положении дел с использованием имущества в СПбГУ, в том числе с изложением фактов противоправных действий по использованию имущества СПбГУ, и конкретными предложениями по принятию экстренных мер для защиты интересов Университета. В справке было приведено множество конкретных примеров массового нарушения требований действовавшего тогда федерального законодательства о порядке сдачи помещений в аренду:

  • помещения СПбГУ сдавались в аренду по цене 30–40 копеек за квадратный метр в год (!);
  • университетские службы годами не выставляли арендаторам счета по заключенным договорам, в том числе и по оплате коммунальных услуг;
  • сети соседних с Университетом зданий и помещений, в которых располагались коммерческие структуры, были подключены к университетским сетям и порой владельцы этих зданий использовали коммунальные ресурсы СПбГУ, не возмещая ни копейки;
  • помещения и оборудование использовались посторонними юридическими лицами без заключения каких-либо договоров и, следовательно, без какой-либо арендной платы и возмещения коммунальных услуг;
  • сотрудники СПбГУ использовали университетское имущество в своих коммерческих целях без заключения каких-либо договоров и, следовательно, без какого-либо возмещения Университету затрат;
  • в нарушение статей 168, 606 Гражданского кодекса РФ арендаторы безосновательно, волевым решением заместителя проректора Н. В. Куксо, который писал резолюцию на письменном обращении, полностью освобождались от арендной платы на срок от 1 месяца и более.

Последствия таких действий понятны:

  • Копеечные доходы от аренды; по крайней мере, копеечные официальные доходы.
  • Университетские помещения, которые должны были использоваться для решения университетских проблем (организации учебных помещений, студенческих общежитий, научных лабораторий) официально или неофициально были заняты под реализацию чьих-то коммерческих проектов. А руководство Университета одной рукой продолжало политику «переселения» факультетов в Петродворцовый район Санкт-Петербурга (на очереди был переезд наших геологов), а другой рукой вплоть до 2006 года, получая новые здания в центре Васильевского острова целевым назначением под учебные нужды, позволяло открывать в них рестораны и кафе.
  • Значительный рост потребления в СПбГУ электроэнергии, воды и других коммунальных услуг, которые не покрывались бюджетным финансированием, а оно именно в эти годы значительно сократилось. В результате росли долги СПбГУ перед «коммунальщиками» (в значительной мере именно в результате бесконтрольного использования имущества Университета третьими лицами), вынуждая СПбГУ еще и оплачивать миллионные штрафы за превышение действовавших на тот момент лимитов расходования энергоносителей по теплу, воде и электричеству.

В той же справке деканов спецфакультетов содержался перечень объектов (зданий и отдельных помещений), от которых к тому времени Университет по инициативе должностных лиц отказался в пользу, как правило, частных коммерческих структур. Эта практика продолжалась вплоть до 2006 года. Например, в 2000-х годах Университет отказался в пользу крупной коммерческой структуры от общежитий в комплексе зданий по адресу: Зоологический пер., д. 2–4 / Мытнинская наб., д. 5/2, общей площадью 13 тыс. кв. м. (см. Материалы ректорского совещания от 02.04.2012 г., п. 3; Справка о состоянии дел в общежитиях).

И теперь Университет не может решить проблему организации проживания студентов в центре Санкт-Петербурга. В 2000-х годах за несколько дней до назначения нового ректора руководство Университета точно так же отказалось в пользу другой крупной коммерческой структуры от выделенного ему городом участка земли (около 70 тыс. кв. метров) для строительства общежитий.

К сожалению, сведения, содержащиеся в справке деканов спецфакультетов, не привели к необходимым действиям по наведению порядка в использовании университетской собственности — по-видимому, аргументы руководства хозяйственных служб Университета были куда более убедительными.

 

...и долги Университета

Долги СПбГУ по оплате коммунальных платежей было решено компенсировать не за счет наведения порядка в использовании имущества, а за счет увеличения отчислений (так называемого внутреннего университетского налогообложения) в централизованный фонд Университета от внебюджетных доходов и от платных форм обучения. Поскольку в те годы больше 50 % всего централизованного фонда складывалось из доходов от двух образовательных программ: «Юриспруденция» и «Экономика», принятое решение фактически означало, что компенсация коммерческой деятельности посторонних для Университета юридических и физических лиц, а также удовлетворение личных интересов руководства хозяйственных служб Университета будет и дальше возлагаться не на арендаторов университетского имущества, а главным образом на плечи наших юристов и экономистов.

Реализацию этого решения удалось временно приостановить, когда первый заместитель декана юридического факультета и заместитель декана специального юридического факультета предъявили одному из проректоров Университета подписанные им договоры о подключении к университетским сетям (отопление, вода, электричество) здания, соседнего со зданием, в котором располагались наши юристы, при отсутствии в этом соседнем здании какого-либо учета потребления коммунальных услуг и по цене этих услуг в десятки раз ниже нормативных. В ходе напряженного разговора с двумя преподавателями-юристами проректор пообещал срочно навести порядок в использовании имущества Университета.

К сожалению, обещание не было выполнено, долги продолжали расти. И летом 1999 года «Водоканал» предъявил Университету иски о принудительном списании со счетов СПбГУ средств для оплаты долгов. Как всем хорошо известно, напряженная ситуация с долгами СПбГУ, на которую наложился конфликт по поводу порядка организации приема в СПбГУ, привела к серьезному напряжению в коллективе Университета. Сначала — к попытке отставки декана факультета международных отношений К. К. Худолея, потом — к попытке остановить избрание И. П. Бойко, одного из авторов справки деканов спецфакультетов, деканом экономического факультета, а потом и к незаконному увольнению декана юридического факультета Н. М. Кропачева, еще одного автора той самой справки.

 

Как получить здания?

И в то же самое время (в 1990-х, 2000-х годах) руководители Университета систематически отказывались поддержать в Правительстве Санкт-Петербурга инициативы деканов и коллективов факультетов о передаче Университету зданий, расположенных вблизи существующих учебных корпусов. Например, здание с земельным участком на углу 22 линии и Большого проспекта Васильевского острова, являющееся частью единого комплекса со зданием на 22 линии, д. 7, не было передано Университету из-за отказа одного из проректоров завизировать соответствующее обращение в КУГИ (в это время в КУГИ уже лежала заявка на приобретение этого здания от частной коммерческой структуры). В 2012 году нынешние собственники предлагали купить это здание с земельным участком за четыре миллиона долларов (так что теперь мы знаем цену этой подписи проректора).

А здание на 7 линии Васильевского острова, д. –18 (3 355,6 кв. м) не стало главным зданием наших медиков только потому, что здание на Большом проспекте Васильевского острова, д. 71 (2 360 кв. м) не было закреплено за Университетом для нужд коллектива юридического факультета — проректор Л. В. Огнев тогда отказался поддержать обращение в КУГИ декана медицинского факультета Ю. В. Наточина и декана юридического факультета Н. М. Кропачева о передаче Университету упомянутого здания. В случае получения этого здания для размещения юристов предполагалось передать здание на 7 линии для нужд коллектива медицинского факультета. Впоследствии здание на Большом проспекте все же было передано Университету в обмен на здание на 7 линии, но произошло это в результате прямых договоренностей ректора Северо-Западной академии государственной службы и декана юридического факультета Н. М. Кропачева, которого ректор Л. А. Вербицкая уполномочила вести такие переговоры. Таким образом, Университет потерял более 3 тыс. кв. м учебных площадей, необходимых для решения проблем коллектива медицинского факультета.

При этом другие предложения без проблем поддерживались: например, в 2000–2001 гг. Университету были переданы здания на 9 линии Васильевского острова, д. 2/11 (4 550,1 кв. м) и на 6 линии Васильевского острова, д. 15 (4 106,9 кв. м), в которых менее чем через год открылись рестораны «Айвенго» и «Биргартен». Здание на 6 линии является одним из самых старых сохранившихся строений в городе, состояние его несущих конструкций удручающее. Охранное обязательство предписывает провести капитальный ремонт данного объекта, который обойдется СПбГУ не в одну сотню миллионов рублей. За не выполнение требований этого охранного обязательства Университет уже не раз был оштрафован, прокуратура дважды проводила соответствующие проверки.

 

Проверка КУГИ

— В течение 2008 года во всех российских вузах проводились проверки арендных отношений. По результатам ректоров снимали с их постов. А что показала эта проверка в нашем Университете?

— Акт проверки опубликован на портале СПбГУ еще в 2012 году.

Первое, что показала проверка КУГИ: должностные лица Университета не проводили конкурсы на сдачу помещений в аренду. Второе: наши хозяйственники не проводили независимую оценку величины арендной платы. Обязанность сдавать недвижимое имущество в аренду только на конкурсной основе была установлена еще Постановлением Правительства РФ от 30.06.1998 № 685, а необходимость проводить независимую оценку величины арендной платы закреплена в Постановлении Правительства РФ от 23.03.2006 № 156. Нарушение этих правил рассматривалось как административное или уголовное правонарушение — в зависимости от размера причиненного ущерба. Несмотря на это по большей части договоров аренды (94 %) до 2009 года конкурсы не проводились, арендаторы отбирались на основании непонятных критериев, а размер арендной платы определялся фактически произвольно. Все эти многочисленные нарушения были отражены в Акте проверки использования государственного недвижимого имущества, находящегося в оперативном управлении СПбГУ, от 30.12.2008. Проверка проводилась в 2008 году Комитетом по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга не в инициативном порядке, а по поручению Федерального агентства по управлению федеральным имуществом.

По мнению проверяющих, нарушения при организации сдачи в аренду помещений СПбГУ, допущенные руководством Университета, привели к существенному (в 2,6 раза) занижению ставок арендной платы по сравнению с рыночными ценами в Санкт-Петербурге. Например, в договоре аренды помещения на Среднем проспекте Васильевского острова, д. 41, ФГУ «Севзапрыбвод» (в период с 2004 по 2008 год) была установлена символическая арендная плата в размере 10 руб. 33 коп. (36 центов) за 1 кв. м в месяц. Для сравнения: в том же 2004 году арендная плата для Уставного суда Санкт-Петербурга (председателем Уставного суда в СПб в те годы был Н. М. Кропачев) была установлена в 47 раз больше и составляла 470 руб. (16,3 долларов) за кв. м в месяц.

Независимая оценка размера арендной платы, проведенная в 2008 году, выявила причинение ущерба СПбГУ в размере не менее 23 млн руб. (926 тыс. долларов), а с начала 1990-х годов — не менее 108 миллионов рублей (более 5 миллионов долларов по курсу соответствующих лет).

 

Задолженности арендаторов

В Университете отсутствовал какой-либо учет договоров аренды, документы на оплату аренды оформлялись не в полном объеме — не оформлялись счета, акты об оказании услуг. Задолженность по арендной плате и коммунальным платежам отражалась в бухгалтерском учете фрагментарно и далеко не в полном объеме, соответственно, более 15 лет не велась работа по ее взысканию. Были и совсем особые арендаторы (около 10 % от общего числа), которым счета на оплату договоров аренды вообще не выставлялись.

Не регулярное выставление счетов арендаторам, а также отсутствие должным образом налаженного бухгалтерского учета арендных платежей привело к возникновению задолженности контрагентов перед СПбГУ в размере 14 млн руб. (560 тыс. долларов), а по коммунальным и эксплуатационным платежам — 3 млн руб. (120 тыс. долларов). По этой задолженности была организована претенциозная работа, направлялись требования об оплате задолженности, подавались иски в суд. Задолженность к 2009 году копилась и не взыскивалась многие годы, поэтому по большей части задолженности истек трехлетний срок исковой давности, но усилия новой администрации по взысканию задолженности не пропали даром — с арендаторов удалось взыскать 6 миллионов рублей (241 тыс. долларов на момент взыскания).

Например, арендатор кафе в здании на 1 линии Васильевского острова, д. 26 (здание факультета журналистики, деканом которого в тот период была М. А. Шишкина) ООО «Гамма-Фуд» многие годы арендовало помещение по нигде не учтенному договору, и только за 2007 — 2008 гг. имело задолженность около миллиона рублей (почти 40 тыс. долларов). Поскольку арендатор отказался погасить задолженность добровольно, в 2010 году она была взыскана в соответствии с решением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

 

Незаконные площади

Проверка установила, что отсутствие контроля за деятельностью арендаторов создавало возможности для различных злоупотреблений. Массовыми были случаи, когда арендатор незаконно занимал значительно большую площадь, чем значилось в документах. В Петергофском учебно-научном комплексе таких незаконно занимаемых площадей было 912,2 кв. м, на Васильевском острове — 2 ,6 кв. м. Недополученная сумма арендной платы даже по имевшим место заниженным в сравнении с рыночными ставками только за один 2008 год составила не менее 6,0 млн руб. (241 тыс. долларов), недополученные коммунальные и эксплуатационные платежи — не менее 1,2 млн руб. (48 тыс. долларов).

Правда, о самовольности действий арендаторов можно говорить только в юридическом значении этих слов. На «понятийном» уровне все обстояло иначе, поскольку службы контроля доступа в помещения фактически подчинялись руководителям структурных подразделений. Все помещения, юридически незаконно занятые, фактически всегда использовались с согласия или при попустительстве руководителей структурных подразделений, которые к тому времени привыкли рассматривать все эти помещения как «свои собственные», называя их «факультетскими». Для того чтобы избежать возможности повторения таких ситуаций, постепенно все службы безопасности были централизованы под общим руководством заместителя ректора по безопасности, но при этом с 2012 года руководителям структурных подразделений направлялась вся информация об аренде помещений в соответствующих зданиях СПбГУ. Уже к 2012 году в Университете научились эффективно бороться с недобросовестными арендаторами: как правило, они сразу же соглашаются освободить незаконно занимаемые помещения и добровольно доплатить арендную плату, а также скорректировать договоры.

В те годы наибольшее количество незаконно занимаемых площадей было выявлено в отношении ООО «Медицинский центр «Делор» и АНО «Центр общей врачебной (семейной) практики «Делор» (в числе учредителей — бывший декан медицинского факультета СПбГУ С. В. Петров и его заместитель О. В. Фионик). Эти компании до 01.01.2009 года по документам арендовали 430 кв. м, но при этом занимали не менее 2,5 тыс. кв. м. Недополученная арендная плата составила только за 2008 год не менее 4,5 млн руб. (180 тыс. долларов), а задолженность по коммунальным и эксплуатационным платежам — порядка 950 тыс. руб. (38 тыс. долларов). При этом за счет университетских денег регулярно проводились ремонтные работы в помещениях, занимаемых указанными организациями, всего на сумму более 10 млн руб., то есть 400 тыс. долларов по курсу соответствующих лет (см. приказ № 1154/2 от 12.05.2009 «Об объявлении выговора»).

Арендаторы студенческих кафе, как правило, занимали площади, значительно превышающие площадь помещений, указанных в договорах: например, ИП Киселева Н. В. — на 38,1 кв. м, ЗАО «Селеком» — на 73,3 кв. м, ООО «Профпит» — на 47,8 кв. м, ООО «Камила» — на 75,7 кв. м. Недополучаемая сумма арендной платы, включая возмещение коммунальных и эксплуатационных услуг, по таким контрагентам составляла 1,8 млн руб. в год (более 72 тыс. долларов).

После расторжения договоров аренды или предъявления претензий со стороны СПбГУ большая часть арендаторов тут же прекращала свою деятельность и закрывалась, поэтому взыскать плату за незаконно занимаемые помещения удавалось далеко не всегда.

Вместе с тем наиболее добросовестные арендаторы относились к взысканию с пониманием — как к возможности узаконить отношения с Университетом и далее работать по правилам, а не по «понятиям». Всего с арендаторов, занимавших большие помещения, нежели предусмотрено договорами аренды, было взыскано более 2 миллионов рублей (около 80,4 тыс. долларов), большая часть была уплачена добровольно.

 

Коптильня, мебельная фабрика, рестораны...

Проверка 2008 года показала, что многие помещения сдавались в аренду вне какой-либо связи с основной учебно-научной деятельностью Университета. Например, помещения по адресу: г. Петергоф, ул. Ботаническая, д. 31, передавались в аренду для размещения производства копчения рыбы (ООО «СПб-Торг» — 284,0 кв. м), изготовления надгробных камней (ООО «Ик Атриум» — 48,0 кв. м), мебельного производства (ООО «Вереск» и ООО «Мини-Макс» — 1 800 кв. м). Эти договоры расторгнуты в конце 2008 г. — начале 2009 г.

Для мебельного производства ООО «Вереск» была установлена ставка в размере 39,0 руб. (полтора доллара) за 1 кв. м в месяц, а рыночная ставка арендной платы для подобного рода производств составляла тогда в г. Петергофе 350,0 руб. за 1 кв. м в месяц (четырнадцать долларов). Речь идет не об усредненных ставках по городу, а о независимой оценке арендной платы фактически занятого арендатором помещения, в которой учтены все негативные факторы, связанные с расположением здания, состоянием помещения, применены понижающие коэффициенты. И даже в этом случае ставка арендной платы оказалась заниженной почти в 10 раз. При этом на арендатора не была возложена компенсация расходов на отопление, а возмещение расходов на электроэнергию было определено в размере 4,8 руб. за 1 кв. м (меньше 20 центов) в месяц (что соответствует электропотреблению квартиры, а не мебельного производства). Такими действиями только за 2008 год Университету был нанесен ущерб около 1,7 млн руб. (около 70 тыс. долларов).

Договоры на возмещение коммунальных и эксплуатационных услуг с некоторыми арендаторами вообще отсутствовали. Например, отсутствие такого договора с ООО «Север «ФК» (арендованная площадь 286,0 кв. м) причинило ущерб СПбГУ только за 2008 год в размере 168 000 рублей (около 7 тыс. долларов).

Николай Кропачев: «В первые два года мы потратили очень много времени на то, чтобы привести в порядок наш имущественный комплекс и наладить его эффективное использование, автоматизировать систему кадров, бухгалтерию, учет зданий, затраты на электричество и многое другое. В результате, освободившись от лишних „пристроившихся“ предпринимателей, которые у нас открывали рынки, конфетные и мебельные фабрики, гостиницы, мы практически вдвое сократили потребление электричества и выиграли на этом десятки миллионов рублей!» (читайте в интервью ректора «Открыт всему миру», Эксперт ONLINE, 16.04.2014).

Порой, даже если договоры и заключались, счета по ним выставлялись не регулярно. Так, арендатору МГП «Анакон» за 2007 год по договору на возмещение коммунальных и эксплуатационных услуг начислено и им оплачено 923,46 руб., тогда как следовало начислить и предъявить к оплате 4 440,65 рублей. Возмещаемая сумма занижена в 4,8 раза, но даже по начисленным денежным средствам задолженность арендаторов по коммунальным платежам на конец 2008 года составила свыше 500,0 тыс. рублей (20,1 тыс. долларов). Всего с начала 1990-х годов ущерб от не возмещенных коммунальных и эксплуатационных затрат составил не менее 45 млн руб. (два миллиона долларов по курсу соответствующих лет).

Объекты, находящиеся в собственности Санкт-Петербурга и выделенные Университету правительством города по просьбе ректора Л. А. Вербицкой целевым образом с условием использования только для учебной деятельности, как правило, использовались для иных целей — в помещениях по адресу: 6 линия Васильевского острова, д. 15а (распоряжение КУГИ от 31.08.2001 г. № 1461-р) в 2002 году был открыт пивной ресторан «Биргартен», а на площадях по адресу: 9 линия Васильевского острова, д. 2/11а (распоряжение КУГИ от 28.02.2000 г. № 396-р) в 2002 году открыт ресторан «Айвенго». До июня 2009 года 331 кв. м в здании на Собственном проспекте, д. 1, занимала частная школа «ЛАД», причем периодически эта школа использовала и иные помещения, что создавало препятствия для работы Академической гимназии СПбГУ.

В комплексе общежитий по ул. Кораблестроителей, д. 20, корп. 1 (директор Студгородка М. О. Мухудадаева) размещалась ветеринарная клиника, что в общежитиях категорически запрещено. А арендатор ООО «Бизнес-продвижение», связанный с руководителями трех обособленных структурных подразделений СПбГУ, передавал помещения в субаренду для торговли крепкими алкогольными напитками, пивом и табачными изделиями.

Николай Кропачев: «Предыдущий мировой экономический кризис нас практически не затронул, отчасти потому что мы сумели оптимизировать наши расходы. Меня тогда называли тираном, потому что я наводил порядок: закрыл рестораны, которые нелегально располагались на территории университета, сауны, рынок, конфетную и мебельную фабрики, гостиницы, мастерскую по изготовлению надгробных камней...» (читайте в материале «За Нобелем», Российская газета, 09.02.2015).

В течение 2009 года руководством Студгородка не выставлялись арендаторам счета по арендной плате, а также по возмещению коммунальных и эксплуатационных расходов. В результате возникла задолженность в размере свыше 1,0 млн руб. (31,5 тыс. долларов), которую в 2012 — 2013 гг. пришлось взыскивать в судебном порядке. В том же 2009 году по решению ректора руководитель Студгородка был лишен права сдавать помещения в аренду.

Итого, с начала 1990-х годов:

  • безвозвратный ущерб от занижения арендных ставок составил ориентировочно не менее 108 миллионов рублей (5 миллионов долларов по курсу соответствующих лет);
  • прямые потери СПбГУ в виде просроченной и подлежащей списанию задолженности по арендным, коммунальным и эксплуатационным платежам с существенным превышением трехлетнего срока исковой давности составляют 11 миллионов рублей (около 400 тыс. долларов по курсу соответствующих лет);
  • ущерб от не возмещенных коммунальных и эксплуатационных затрат составил не менее 45 миллионов рублей (2 миллиона долларов по курсу соответствующих лет).

 

 

Ответственный за содержание: Елена Александровна Осиновская, редактор сайта, 8 (812) 3280162, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.