Санкт-Петербургский государственный университет

St. Petersburg University

В июле 2015 года заведующий кафедрой новых медиа и теории коммуникации факультета журналистики МГУ Иван Засурский стал советником ректора СПбГУ Николая Кропачева. В первом университете России практик, теоретик и идеолог сетевых СМИ отвечает за вопросы развития учебной и научной коммуникации.  В интервью порталу СПбГУ Засурский рассказал о том, зачем публиковать студенческие работы в открытом доступе и как внедрение свободных лицензий повлияет на российскую систему образования.

 

Опубликовано 22.09.2015

— Вы являетесь идеологом проекта «Востребованное образование», призванного обеспечить общедоступность всех учебных и квалификационных работ в сети Интернет на условиях свободных лицензий и защиту прав и интересов авторов. Почему экспериментальной площадкой для его внедрения был выбран именно Санкт-Петербургский университет?

— Мы придумали этот проект в 2012 году и зарегистрировали его в Агентстве стратегических инициатив. Инициатором выступила Ассоциация интернет-издателей, которую я возглавляю. Дело в том, что главная проблема образования в России — производство специалистов по фальшивой отчетности. Причем оно осуществляется при поддержке всей отечественной системы образования. Учащиеся все меньше и меньше пишут работы самостоятельно, а преподаватели их даже не всегда читают. Мы решили бороться с этой проблемой.

Проект «Востребованное образование» получил поддержку в правительстве, и Дмитрий Медведев издал распоряжение о создании системы контроля качества учебных работ. Примерно с этого момента началась наша активная деятельность. Мы решили, что совершенно логично публиковать дипломы студентов в открытом доступе, поскольку это будет хорошей мотивацией для повышения качества работ, обеспечит более серьезное отношение к ним.

На одном из совещаний для ректоров вузов Северо-Запада, прошедших при поддержке Рособрнадзора, ректор СПбГУ Николай Кропачев после презентации проекта «Востребованное образование» предложил предоставить площадку Университета для любых экспериментов, предусмотренных проектом. Я увидел в этом поразительное различие с тем, как вели себя остальные ректоры, опасавшиеся, что что-то нелицеприятное может стать известно. Многие как будто пытаются что-то скрыть, но на самом деле сопротивление бесполезно, потому что новый приказ об итоговой аттестации, вышедший в конце июня 2015 года, предписывает вузам в любом случае сохранять все работы в своей библиотечной системе. Это значит, что они и так доступны Рособрнадзору и вообще всем, кому это интересно.

 

— Существует ли вероятность того, что, наоборот, публикация в открытом доступе будет способствовать плагиату?

— На самом деле нет, потому что единственный шанс в 21 веке сохранить за собой авторство — опубликовать текст. Во всех остальных случаях вы не сможете доказать, что работа принадлежит именно вам. Если текст не опубликован, его можно оспорить, и делать это можно бесконечно, а доказательная база неизбежно будет слабой.

Сейчас есть два конкурирующих подхода — на самом деле они взаимодополняющие, но пока что выглядят как конкуренты. Один из них предлагает отказаться от публикации и проверять все работы с помощью программы «Антиплагиат». Однако это компьютерная программа, которая пока что несовершенна. Например, «Антиплагиат» не продает проверки по одной, только по 10 сразу — сама бизнес-модель ориентирована на рерайтинг. Студенты давно выучили алгоритм работы «Антиплагиата», проверяют работы по 10 раз, переписывают проблемные куски — и получается «новый» текст. То есть программа не помогает нам побороть глупость и невежество. Отсюда мой любимый тезис о том, что последние 25 лет мы производим исключительно специалистов по фальшивой отчетности, а с программами проверки просто делаем их более квалифицированными.

Открытая публикация же представляет собой гораздо более качественный способ контроля. Повышается важность оценки нашей деятельности со стороны друзей и знакомых, тех, кого мы уважаем: любую опубликованную работу кто-то прочитает, в том числе из ближайшего окружения студента, и будет стыдно, если окажется, что она написана с неправомерными заимствованиями.

Возможно также, что 80 % научной работы будут составлять цитаты, а в оставшихся 20 % ученый или студент сделает совершенно новые, свежие и интересные выводы. «Антиплагиат» же позволяет использовать от 20 до 50 % заимствований. В отличие от программы человек может оценить актуальность проблематики, важность темы. Проблема ведь даже не в том, что люди списывают работы, а в том, что занимаются тем, что не имеет никакого значения для общества и науки: исследуют то, что давно исследовано, рассказывают о том, что давно рассказано. Поэтому эта стратегия развития научных публикаций не может быть основана только на каких-то карательных методах. Она должна держаться на прозрачности, но при соблюдении ряда условий, одно из которых — расширение доступа к знаниям. Важно не только опубликовать работы, но и открыть доступ к тем источникам, которые университет покупает для своих студентов.

 

— Расскажите, пожалуйста, о свободных (открытых) лицензиях. Как они устроены?

— Это то, на чём работают «Википедия» и крупнейшие научные архивы. Лицензии были созданы человеком по имени Лоуренс Лессиг, сейчас ими занимается Creative Commons Foundation. В Интернете и раньше были лицензии, которые позволяли делиться материалами, получать свободный доступ к исходникам и так далее. А создатели свободных лицензий сформулировали, как должна быть устроена лицензия для креативной экономики в 21 веке, чтобы люди могли делиться своими находками, но тем не менее сохранять свои права на произведения, предусматривая также коммерческое использование.

Таким образом, в основе идеи находится то, что полный текст работы должен публиковаться в открытом доступе, а автор может накладывать некоторые ограничения. Например, можно, как «Википедия», распространять текст, разрешая делать с ним все что угодно. Можно ограничить коммерческое использование или не ограничивать его. Можно определить, что все произведения, созданные на базе вашего, должны распространяться по той же лицензии, что и ваше. Или можно не определять этого. Вариантов много. Это очень удобная и настраиваемая система. Достаточно сказать, что «Википедия» использует ее и только благодаря ней, на самом деле, может развиваться. «Википедия», как вы знаете, очень хороший инструмент для того, чтобы собирать знания и делить их между людьми. Creative Commons сегодня стали чем-то вроде правового стандарта научной коммуникации де-факто — важно, чтобы это произошло и де-юре.

Моя главная цель сейчас — внедрить систему публикации и добиться того, чтобы Университет принял как правовой стандарт публикации свободные лицензии, которые по инициативе Дмитрия Медведева были внесены в Гражданский кодекс. Я хотел бы видеть СПбГУ лидером по внедрению новых информационных технологий в образовательный и учебный процесс. С этой точки зрения крайне важно, чтобы Университет первым внедрил правовой стандарт публикаций. Наука сегодня переходит в режим отрытого доступа, потому что в современном мире по-другому быть не может.

При этом я не настаиваю на выборе какого-то конкретного типа лицензии. Их много. В действительности очень важно, чтобы люди, которые хотят публично защитить работу, могли это сделать по всем правилам. Для этого нужно, чтобы она была опубликована, иначе защита не состоится. В моем понимании все работы, которые предусматривают защиту (начиная с диплома), должны проходить через публикацию до защиты. Возможно, для курсовых работ это тоже могло бы быть полезно. В первую очередь для тех из них, что принимают участие в каких-то конкурсах.

Мне кажется, должно быть такое требование — если хочешь диплом СПбГУ, не стоит рассчитывать, что его тебе дадут просто так. Нужно публиковать работы, чтобы все могли высказать свои замечания. Это автоматически будет указывать на серьезность защиты. Я считаю, что с таким подходом престиж СПбГУ взлетит до небес. Станет абсолютно понятно, почему Университет имеет право давать собственную степень, и всем остальным станет ясно, что нужно для того, чтобы стать лидером. Не может быть диплом вуза с такими требованиями, как в СПбГУ, равноценен диплому вуза, где нельзя даже прочитать текст выпускной работы. Сейчас лидирующим вузам необходимо задать планку качества, ниже которой нельзя будет опускаться никому в стране. СПбГУ может сделать это первым и установить новый стандарт.

 

— А какое место в проекте «Востребованное образование» занимают работодатели?

— У них, безусловно, есть приоритеты. Когда мы посмотрели на ситуацию шире, то поняли, что работодатели — это общественные и научные организации, университеты, органы власти, бизнес. Им всем нужны качественные, мотивированные выпускники. Тогда было решено придумать систему, которая позволяла бы выстроить так называемое конкурсное трудоустройство, позволяющее студентам видеть существующие интересные вакансии, возможности пройти практику или стажировку. Для этого необходимо создавать портфолио со студенческими работами, доказывающее право практиковаться где-либо или даже получить рабочее место.

 

Екатерина Ковалёва

 

 

Ответственный за содержание: Елена Александровна Осиновская, редактор сайта, 8 (812) 3280162, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.