Ученые СПбГУ: лишь часть порфиров Гейдельбергской коллекции настоящие

Исследователи СПбГУ с помощью современного оборудования Научного парка изучили Гейдельбергскую коллекцию горных пород, в которой, как считалось ранее, содержится около 50 порфиров — любимых каменей королей и императоров.

Оказалось, что один из образцов является «родственником» постамента Порфировой вазы в Летнем саду: оба камня добыты из одного и того же шведского месторождения.

Порфиры — горная порода, получившая свое называние благодаря насыщенному багряному цвету: так называли дорогостоящий пурпурный краситель, который использовали для изготовления мантий высочайших особ. Из горных пород, которые пользовались популярностью у монархов, создавали гробницы, скульптуры и декоративные изделия.

Во второй половине XIX века Санкт-Петербургский университет купил у Гейдельбергского минералогического общества коллекцию горных пород, где были представлены около 50 «порфиров и порфиритов».

С точки зрения современной геологии все «порфиры и порфириты» из этой коллекции нельзя считать настоящими порфирами.

Большинство экземпляров не соответствуют главному критерию — в их составе должен быть щелочной полевой шпат (как в основной массе, так и во вкрапленных минералах). Однако идентифицировать настоящий порфир довольно сложно, поскольку минеральный состав этой древней породы меняется в течение миллионов лет.

Ученые СПбГУ провели ревизию Гейдельбергской коллекции, которая хранится сегодня в Петрографическом музее Университета. Специалисты хотели выяснить, если ли среди образцов настоящие порфиры. Изучить состав горных пород, не разрушая их структуру, удалось благодаря новейшему оборудованию Научного парка СПбГУ. С помощью микроскопического электронного зонда исследователи установили, что образец Н-659 из Гейдельбергской коллекции, безусловно, настоящий порфир. Остальные экземпляры — в основном представители других групп горных пород, в их числе туфы, порфириты, близкие по составу к порфирам, и другие.

«В составе только одного образца есть достаточное количество щелочного полевого шпата и других минералов, что позволяет утверждать, что это настоящий порфир. Кроме того, можно определить месторождение этого экземпляра: есть сыпь, пленки и примазки гидроокиси железа и марганца, которые придают породе специфический красновато-бурый оттенок, характерный для эльфдаленских порфиров», — рассказал один из авторов исследования, доцент СПбГУ кандидат геолого-минералогических наук Валерий Иваников.

Специалисты считают, что изученный порфир из Гейдельбергской коллекции был добыт в шведском городе Эльфдален, где располагались карьеры и каменоломня. На Королевской фабрике в Швеции были изготовлены многие памятники и скульптуры Петербурга, в том числе Порфировая ваза Летнего сада. Саму вазу вырезали из гранита, а постамент — из порфира, который был добыт в том же месте, что и образец Гейдельбергской коллекции.

Интересно, что помимо шведских на весь мир прославились так называемые русские шокшнские порфиры — кварцито-песчаники с западного побережья Онежского озера в Карелии. Французам, которые искали камень для изготовления гробницы Наполеона, приглянулся карельский багряно-красный кварцито-песчаник. Николай I распорядился выломать из карьера и подарить около 30 монолитов, самый тяжелый из которых весил пару десятков тонн. Позднее из «русского порфира» вырезали и барабан памятника Николаю I на Исаакиевской площади, а также некоторые декоративные элементы Мавзолея Ленина на Красной площади.

Над проектом, посвященным ревизии Гейдельбергской коллекции, работали доцент СПбГУ Валерий Иваников, специалист музейного комплекса СПбГУ Елена Путинцева, сотрудник Научного парка СПбГУ Светлана Янсон.