ФАН-ТВ: Немцы признали право РФ на Арктику и расширение границ

Известный международный эксперт по исследованию Арктики Йорн Тиде в интервью Федеральному агентству новостей заявил, что в соответствии с Конвенцией по морскому праву Россия имеет законное право на расширение своих границ за счет континентального шельфа.

В Санкт-Петербурге на базе СПбГУ впервые проходит Мировой Арктический конгресс UArctic 2016, организованный Университетом Арктики, куда входит около 200 учреждений всей арктической зоны и приарктической территории. Конгресс собрал ученых из разных стран, которые сообща обсуждали В том числе, из Германии в Северную столицу прибыл профессор Йорн Тиде — известный ученый, иностранный член РАН, специалист в области морской геологии и палеоокеанологии Арктики, который прежде возглавлял два ведущих немецких НИИ — Alfred Wegener Institute и IFM-Geomar. Он пообщался с корреспондентом Федерального агентства новостей.

В качестве переводчика в беседе принял участие Георгий Черкашов, доктор геолого-минералогических наук, профессор кафедры геологии месторождений полезных ископаемых СПбГУ.

Мы начнем интервью с презентации новой книги, изданной под руководством Тиде «Энциклопедия морских исследований». Насколько значим вклад российских экспертов в написание этой монографии?

По крайней мере шесть авторов из России принимали участие в написании этой книги. Трое из Санкт-Петербургского государственного университета и трое из Института океанологии РАН имени П. П. Ширшова. Я старался в этой монографии представить ученых всех континентов. Моя идея как главного редактора этой книги — представить Россию в адекватном масштабе. В том масштабе, в котором она на самом деле ведет работы по геологическим наукам в океане.

Важнейшим вкладом российских ученых были океанологические экспедиции на судне «Витязь», которое было первоначально построено в Германии, затем было России, и в течение 50 лет оно работало в мировом океане и сделало оргомное количество открытий в биологии, океанологии, седиментологии (седиментология — раздел геологии, изучающий осадочные горные породы и процессы их образования, — прим. ред.). Это выдающееся судно, и история о нем нашла отражение в этой книге.

И я очень счастлив, что именно на этом форуме Университета Арктики в Санкт-Петербурге была возможность представить эту книгу широкой научной общественности. Книга очень свежая. Первый экземпляр этой монографии вышел в свет три недели назад.

Как вы оцениваете роль России, а до этого — СССР, в исследованиях Арктики в прошлом, настоящем и будущем?

Я был вовлечен в работы в глубоководном бассейне Арктики, начиная с 1979 года. В то время была необходимость изучать центральные области Арктики, и это было невозможно без ледоколов. Сначала мы собирались использовать шведский ледокол Uma. То, что Россия в самом начале своей истории начинала исследования Арктики с использованием таких ледоколов, как «Красин», и работала в тяжелых ледовых условиях в Арктике, — это совершенно очевидный факт. И замечательно, что в настоящее время сейчас существует как минимум два крупных научных ледокольных судна — «Академик Федоров» и Академик Трешников«, которые успешно работают в Арктике практически круглый год.

Это сотрудничество и эта деятельность в океане была начата, по моему мнению, в течение Международного геофизического года (МГГ), который был в конце 1950-х годов — в 1957–1958 году. А следующий международный глобальный проект назывался «Международный полярный год» (МПГ, англ. International Polar Year, — прим. ред.), и это происходило в 2007–2009 году. И это символично, что заседание Арктического совета по Международному полярному году проходило в России, и все важнейшие решения по организации МПГ были сделаны именно на этом заседании. В рамках МПГ были открыты многие новые полярные станции, и роль России в этом чрезвычайно высока.

Как вы оцениваете нынешний конгресс в Санкт-Петербурге, его значение для будущего сотрудничества с международным научным сообществом по Арктике и роль самого конгресса в развитии этого сотрудничества?

Есть два аспекта ответа на этот вопрос. Первый — то, что Университет Арктики — это виртуальное создание. Собственно говоря, объединение университетов происходит в виртуальном пространстве. И это очень важно, потому что Арктика — это территория, где проживают люди разных национальностей. И очень важно проводить исследования как в акваториях, так и на островных участках суши — архипелагах и островах.

Но на самый важный вопрос у нас пока нет ответа. Я задал его президенту, я спросил: «Что вспомнят об этом конгрессе через сто лет?» Вот хотелось бы, чтобы эта память осталась — как инициатива, которая была проявлена, в том числе, Россией.

Мы знаем, что вы являетесь сторонником возвращения России в проект глубоководного бурения. Прокомментируйте, пожалуйста, важность этого проекта для международного научного сообщества. Почему это является столь необходимым?

Этот проект начинался в конце 60-х годов, и Советский Союз и советские ученые были вовлечены в эти работы и принимали участие во многих экспедициях. Данный проект имеет глобальное значение для понимания структуры нашей планеты и ее геологической истории, в целом. Я был в шести экспедициях в рамках проекта глубоководного бурения, и в каждой из этих экспедиций я встречался с российскими учеными, которые вносили свой вклад как в научную, так и в гуманитарную составляющую. Общение с ними доставляло большое удовольствие.

Трудно переоценить значение этого проекта для молодых ученых — может быть, не студентов, но начинающих специалистов, потому что это настоящий плавучий университет! Те знания, которые они могут получить в ходе этих экспедиций, действительно сложно переоценить! Это опыт, который ляжет в основу их дальнейшей научной карьеры. Поэтому для молодых это особенно важно.

Я пытался вовлечь не только рядовых ученых, но и руководителей многих научных институтов и подразделений в то, что Россия должна вернуться в этот проект. И я очень надеюсь, что эти усилия не пройдут даром.

В последнее время в адрес политики России в Арктическом регионе высказывается ряд претензий. Насколько эти претензии, на ваш взгляд, серьезны, и являются ли они политически мотивированными?

Я уверен, что существующая Конвенция по морскому праву, которая разрешает государствам расширять свои территории в соответствии с правилами этой Конвенции, — это совершенно очевидное и естественное право этой страны, которое она должна реализовывать. Опять же, если говорить об Арктике и о знаниях, которые могут быть получены, — в частности, для России, — будущие проекты и, в том числе, проект бурения, который планируется проводить на Хребте Ломоносова, может играть для России чрезвычайно важную роль, потому что это та часть Арктики, которую Россия и планирует в будущем вовлечь в свою сферу.