Новые известия: Русский язык не должен быть инструментом обмана

По мнению ректора СПбГУ Николая Кропачева, в России пора вводить жесткие правила по использованию русского государственного языка — в первую очередь в СМИ и рекламе.

Николай Михайлович, что именно Вы имеете в виду под нарушениями законодательства о государственном русском языке в рекламе, в СМИ?

То, о чем пишут средства массовой информации, и то, о чем говорится в рекламе, может восприниматься очень по-разному. В этом и заключается проблема. Вот вы, к примеру, пытаетесь через СМИ донести свою мысль, но если будете излагать ее не на государственном русском языке, вас будут понимать по-разному, и вы будете вводить людей в заблуждение.

Или возьмем пример с рекламой. Наверняка все видели рекламу батареек одной известной марки, где говорится, что батарейки работают «до 10 раз дольше». Когда мы посмотрели реакцию на эту рекламу в Интернете, выяснилось, что часть аудитории понимает это как «в 10 раз больше», часть — на «10% дольше». При этом абсолютно очевидно, что в 10 раз дольше всех остальных ни одна батарейка работать не может! На 10% дольше — возможно. Но авторы нигде не говорят слово «проценты»!

Наверное, это хитрость маркетологов? То есть, они прекрасно знают русский язык, но сознательно выдумали эту словесную конструкцию, чтобы произвести больший эффект...

А это разрешено законом о конкуренции? Разрешено законом о государственном русском языке? Нет! Закон не позволяет вводить потребителя в заблуждение и обманывать его.

Если предположить, что будет суд, то маркетологи наверняка скажут, что речь идет об игре слов. Почему Beatles можно заменять одну букву, выдумывая новое слово (жуки по-английски — beetles), а рекламщикам нельзя?

Потому что Beatles — название группы и здесь возможен любой полет фантазии. Другое дело рекламные тексты. В законе «О государственном языке РФ» говорится о том, что в сфере СМИ и рекламы должен использоваться именно государственный русский язык. Как раз для того, чтобы была ясность и понятность, и не возникала двусмысленность.

Приведу еще один яркий пример. Читаю поручение одного из наших руководителей — ответ на многочисленные обращения о ненадлежащей работе городских служб по уборке снега. Он сообщает, что «акцентировал внимание ответственных руководителей на необходимость принятия исчерпывающих мер по предотвращению массового травматизма на улицах Санкт-Петербурга». Возникает вопрос: значит, немассовый травматизм допустим? И сколько это — масса? И что означает «акцентировал внимание»? Не приказал, не поручил, а только обратил внимание? Наконец, почему он обращается только к «ответственным руководителям», безответственные могут его уже не слушать?

Вы ответите — просто грамматически неудачная конструкция. Но государственный служащий обязан говорить четко и ясно! Для чего? Чтобы всем было понятно, что именно он потребовал от подчиненных и что должно получиться в итоге, а также, чтобы люди могли дать оценку его действиям. Можно ли дать ясную и понятную оценку труда этого руководителя? По-моему, нет. Его «поручение» больше напоминает всем известное «копайте яму от меня и до следующего дня».

Поясните еще раз: это просто корявые фразы или прямое нарушение закона?

Конечно, прямое нарушение закона. Государственный деятель обязан давать указание, соответствующее требованиям государственного русского языка, правильное и понятное всем.

И по поводу рекламы. В Интернете широко используется, например, «олбанский» язык, когда русские слова коверкаются намеренно. Рекламу же во многих случаях можно назвать шуткой, игрой, но Вы говорите, что это прямое нарушение закона?

Реклама — это не шутка. Можно, конечно, и в этой сфере шутить, но нельзя нарушать закон о рекламе и закон о конкуренции. Вы заметили, что сейчас в рекламе не держат в руках конкретный стиральный порошок, как это было в 1990-е, и не говорят, что «мой» порошок лучше. Порошка, с которым сравнивают, не видно, иначе это будет нарушение закона. Словом, реклама должна отвечать определенным требованиям и не должна вводить в заблуждение. Если ты говоришь, что дашь кредит под 15% годовых, ты должен дать под 15%. Закон о рекламе требует ясности и точности. Можно шутить и хохотать, но обманывать нельзя!

Или еще пример — реклама «мебели из Италии». Абсолютно непонятно, что имеется ввиду. Продается ли она в Италии, изготавливается там, перевозится ли оттуда, и вообще это итальянская мебель или российская? Потребитель смело может идти в суд и защищать свои права, поскольку такая реклама вводит его в заблуждение...

Да, в рекламе, наверное, можно обнаружить немало поводов для претензий...

А давайте возьмем СМИ. Когда вы транслируете через них какую-то мысль, важно чтобы именно эту мысль, а не любую другую, услышали все. Однако наши исследования показывают, что сейчас одинакового понимания того, что транслируется аудитории, нет. И все потому, что материалы в СМИ написаны далеко не на государственном русском языке. Ведь государственный язык — это понятный, ясный и точный язык без двойственных толкований.

Приведите пример неоднозначного толкования текстов СМИ.

Недавно проходили выборы и в СМИ писали — «на момент голосования» произошло то-то и то-то. А что такое «на момент голосования»? Это может быть весь день голосования, или его начало, или середина, или окончание. Конечно же, использование данного словосочетания не дает возможности однозначного толкования информации ни в СМИ, ни в нормативном акте. А в последнем случае его использование может и вовсе повлечь серьезнейшие последствия.

Расскажу одну историю. В 2002 году в петербургском Уставном суде, который я тогда возглавлял, рассматривалось дело об обращении в суд депутатов, оспаривавших итоги голосования. В документах говорилось, что на момент голосования нельзя было совершать определенные действия. Но они были совершены, и это должно было повлечь отмену итогов голосования. Встал вопрос, что значит «момент голосования»? Одна часть депутатов говорила о начале голосования, другая — обо всем периоде голосования. А от этого зависело судебное решение. Тот, кто написал это в законе, не понимал, что закладывает мину, не выполняя требований государственного русского языка.

К сожалению, требования закона о государственном русском языке не исполняются во многих сферах, где его использование обязательно. Понятно, что это разные термины и словосочетания: в СМИ — одни, в юриспруденции другие, в рекламе — третьи. Но везде обязательными остаются требования ясности языка. Ясность, понятность, недвусмысленность — это и есть главные критерии использования современного русского языка в качестве государственного.