Известия: Ректор СПбГУ Николай Кропачев — о конфликтах с мигрантами, министерстве языка и новых словарях

С 1 января 2015 года для получения разрешения на временное проживание, работу, вида на жительство или патента иностранцы обязаны сдавать экзамены по русскому языку, истории России и основам законодательства. Но, как выясняется, даже успешно сдавшие экзамены не слишком хорошо знают русский язык.

В интервью корреспонденту «Известий» Кириллу Кудрину ректор Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ), член Совета по русскому языку при правительстве РФ Николай Кропачев рассказал, почему вопросы, которые задают мигрантам на экзаменах, бесполезные, а подход к обучению иностранцев безнадежно устарел и к каким проблемам это приводит.

Николай Михайлович, СПбГУ не первый год принимает экзамены у мигрантов на знание русского языка. С какими проблемами сталкиваются мигранты из-за языкового барьера?

Отсутствие хорошего знания русского языка у иностранных граждан приводит к сложностям при общении с представителями власти, соседями, учителями в школе, куда ходят их дети. И дело далеко не всегда в нерадивости тех, кто учит русский язык.

Здесь я бы хотел выделить два момента. Во-первых, экзамен, который сейчас сдают мигранты, проводится по русскому языку без учета того, что русский язык в Российской Федерации используется в качестве государственного. А это совершенно необходимо для осуществления успешной коммуникации с мигрантами в сферах публичного общения, определенных, кстати, законом. Второй момент — а на каком языке там действительно говорят? Хочется ответить — на русском, но на самом ли деле это так? Каждый ли чиновник понимает, что такое государственный русский язык, каждый ли учитель соблюдает нормы современного русского языка при его использовании в качестве государственного, на государственном ли языке РФ написаны те или иные инструкции.

Можете привести примеры несоответствия того, чему учат мигрантов, и того, с чем они сталкиваются в реальной жизни?

Однажды на Совете по русскому языку при правительстве РФ, членом которого я являюсь, нам показали вопросы, на которые иностранным гражданам предлагается ответить на экзамене в одном из вузов. Многие из них вызвали у специалистов сомнения. Например, авторы теста предложили варианты ответов: оставить, повесить или положить пальто в гардеробе.

Думаю, что если иностранец придет в гардероб и захочет «оставить, положить или повесить там пальто», он просто протянет его работнику гардероба, и проблема будет решена. Таким образом, взаимопонимание будет достигнуто и социального конфликта не произойдет, то есть эту языковую норму никак нельзя назвать жизненно необходимой. Так зачем спрашивать об этом на экзамене? Стоит, наверное, обучать мигрантов чему-то более важному, и прежде всего правилам государственного языка РФ, которые им действительно понадобятся.

Что такое государственный русский язык?

Современный русский литературный язык при его использовании в качестве государственного должен обеспечивать взаимопонимание между всеми гражданами страны. Его главные критерии — ясность, понятность,недвусмысленность и нейтральность. Но, к сожалению, почти во всех сферах, где он должен использоваться согласно закону (например, в правовой сфере, в СМИ, рекламе), мы видим далеко не такой язык. Правила, которые размещаются в различных учреждениях и предназначены для желающих учиться, лечиться и работать, ни в коей мере не отвечают критериям ясности. Зачастую они непонятны даже русскоязычному населению, не говоря уже о мигрантах.

Как получилось, что у мигрантов принимают экзамены по русскому как иностранному без учета употребления русского языка в качестве государственного?

Этот подход имеет определенные исторические причины. Прежде всего экзаменами для иностранных граждан занимаются вузы, где традиционно существуют кафедры русского языка как иностранного. К нам всегда приезжало много студентов из-за рубежа, которые изучали язык как иностранный, после чего возвращались к себе на родину. Раньше сложно было даже представить, что потом они будут получать российское гражданство, жить и работать здесь. Сегодня стоит совсем другая социальная задача: проверить готовность мигранта к коммуникации в тех сферах, где действуют требования законодательства о русском языке.

Случай в гардеробе вряд ли вызовет крупный конфликт. А какие социальные последствия могут возникать из-за недопонимания, о котором вы говорите?

Незнание языка порождает незнание и традиций принимающей страны, и ее религиозной специфики, и ее законов. Например, кто объяснит мигранту нормативные акты, действующие в России? Эксперт-юрист, например, будет с ним разговаривать на том языке, на каком он сам разговаривает. А это зачастую язык крайне специфический, недоступный пониманию человека без профильного образования.

В 2015–2016 годах эксперты СПбГУ провели исследование нормативных актов, изданных органами власти СЗФО, на предмет соблюдения законодательства о русском языке. И знаете, что выяснилось? Язык, на котором написаны законы, порой понимают не более 5 % россиян!

Наши психологи установили: чтобы хоть как-то разобраться в сути документа, читатель должен иметь как минимум степень кандидата наук и быть готовым воспринимать сложный научный текст. А много ли таких среди россиян?

Поэтому и методику преподавания языка мигрантам предполагается сделать с большим уклоном в практику?

Во-первых, иностранные граждане, желающие жить и работать в нашей стране, должны понимать государственный язык РФ. Это значит, что в экзаменационных вопросах должна быть не только четкость и ясность, но и значительный уклон в практику. Язык должен прежде всего решать социальную задачу. Ведь каждому человеку нужно уметь рассказывать о городе и понимать, как в нем ориентироваться, знать, что говорить в медицинском учреждении, если возникли проблемы со здоровьем. Пока же мигранту фактически нужен переводчик.

Нужна ли единая методика преподавания русского языка по всей стране?

Методики могут быть разные, а вот требования на экзаменах должны быть единые, причем согласованные с требованиями к государственному языку РФ. Кроме того, чтобы все — и россияне, и иностранные граждане, живущие в нашей стране, — говорили на одном языке, нужно унифицировать правила русского языка, в которых сейчас есть неопределенность.

Вот, например, в 2009 году Минобрнауки определило перечень словарей, содержание которых описывает нормы современного русского языка. Эти словари стали обязательными при использовании русского языка как государственного, то есть во всех официальных сферах общения. Но в этом списке до сих пор нет толкового словаря, а значит, нет и единого представления о толковании различных терминов. Сегодня каждый (в том числе, например, судья при вынесении решения) может руководствоваться тем словарем, которым захочет. Представляете, к чему это приводит?

Вы готовы вынести на Совет по русскому языку эту проблему?

На Совете по русскому языку при правительстве РФ я об этом уже говорил. И уже есть поручение вице-премьера Ольги Голодец в ближайшее время изменить правила утверждения словарей. Для того чтобы в целом изменить ситуацию, действовать нужно по многим направлениям. Ведь сегодня профессиональные стандарты утверждает Минтруд, образовательные — Минобрнауки, и т. д. Поэтому работа предстоит большая.

Кто сегодня учит мигрантов? Вузы ведь только принимают у них экзамены.

Иностранец, желающий работать в России, может вообще не учиться. Единственная его обязанность — сдать экзамен, а готовиться к нему или нет — его выбор. При этом вузы совместно вырабатывают определенные подходы к экзаменам. Но, на мой взгляд, это дело государственное, и было бы лучше, если бы эти требования утверждались на уровне, например, министерства, в ведении которого находится миграционная политика, безусловно, с привлечением Минтруда, Минобрнауки и ведущих вузов.

Как вы считаете, нужно ли создать в России министерство государственного языка, по аналогии с теми, что работают во Франции, Германии?

На мой взгляд, нет. Создание нового министерства требует серьезных затрат и, главное, поиска компетентных специалистов, которые будут там работать. А ведь у нас уже есть люди, которым предписано осуществлять контроль за качеством образования, проверкой нормативных актов, деятельностью СМИ и т. д. Нужно донести до них важность знания государственного языка РФ, и главное, включить соответствующие требования в профессиональные и образовательные стандарты и четко контролировать соблюдение требований к русскому языку в сферах его обязательного употребления как государственного.