Литературная газета: Построить страну «одних уст»

Два года назад указом Владимира Путина был создан Совет при Президенте РФ по русскому языку, нацеленный на «совершенствование государственной политики в области развития, защиты и поддержки русского языка и обеспечения прав граждан РФ на пользование государственным языком».

О чем же говорит постановка такой задачи? И все ли из нас понимают, что такое государственный язык? Об этом наш разговор с ректором Санкт-Петербургского государственного университета Николаем Кропачевым.

К сожалению, далеко не каждый человек сможет сказать, что собой представляет русский язык как язык государственный. Более того — большинство граждан нашей страны даже не задумываются над тем, на каком русском языке они разговаривают.

Исследования, проведенные учеными СПбГУ, показали, что в современной России нет понимания того, что такое государственный язык, зачем русскому языку нужен такой статус и какие к нему в связи с этим предъявляются требования. Оказывается, что все мы, говоря по-русски, говорим, по сути, на разных языках…

Но ведь есть множество словарей, закрепляющих языковые нормы.

Да, у нас есть сотни словарей. А кроме этого, есть постановление Правительства РФ, которое поручает Министерству образования и науки определить нормы русского языка как государственного, в частности: «список грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка, а также правила русской орфографии и пунктуации». Список словарей был утвержден еще в 2009 году, но об этом не знает практически никто, в том числе многие филологи.

При этом в данный перечень до сих пор не внесен ключевой словарь – толковый. А это значит, что в спорных случаях не только каждый из нас, но и суды и другие инстанции вправе апеллировать к нормам того словаря, который им больше нравится. Наши исследования показали, что следование утвержденным правилам даже в профессиональной среде не считается обязательным.

Но ведь «государственный язык» — это не просто требование говорить на едином русском языке. Государственный язык – это язык, одинаково понятный для всех граждан. Именно с его помощью ведется коммуникация между людьми, а значит, если не будет единого языка, не будет и единой страны!..

Какова же в таком случае сфера действия словарей, которые вы упомянули?

В соответствии с законом «О государственном языке Российской Федерации» сфера их действия довольно широка. Государственный язык, нормы которого определяют эти словари, должен использоваться в устной речи госслужащих, в документах и любом делопроизводстве, а также в СМИ и рекламе, то есть практически везде, где есть публичная коммуникация.

В законе говорится о том, что в публичной сфере должен использоваться государственный язык РФ, который обеспечивает эффективность коммуникации между гражданами. И если словесная конструкция, которая используется в нормативном акте, в рекламе или в СМИ, не обеспечивает понятность и однозначность толкования, она не может быть использована, потому что ее употребление противоречит требованиям закона. Проблема очень серьезная, и, конечно, всем специалистам, занятым в перечисленных сферах, должны прийти на помощь эксперты-филологи.

И приходят?

Лингвистика всегда занималась и занимается этими вопросами, но самостоятельно. А в СПбГУ почти два года работает команда экспертов из разных областей — юристов, филологов, психологов, социологов и других ученых, которые комплексно изучают использование русского языка в качестве государственного.

Например, в прошлом году мы провели экспертизу всего массива нормативных актов, изданных органами власти субъектов Северо-Западного федерального округа в 2014 году (за исключением Санкт-Петербурга и Ленинградской области). Мы проверили на соответствие правовым требованиям к языку более 36 тысяч нормативных актов, а это свыше 185 миллионов страниц текста! Результат оказался ошеломляющим. Эксперты СПбГУ выявили 11 тысяч положений нормативных актов, в которых содержатся слова и словосочетания, влекущие неопределенность смысла. Такая неопределенность указана в действующем законодательстве как коррупциогенный фактор и может рассматриваться в качестве основания для признания этих нормативных положений недействующими из-за нарушения требований законодательства к языку.

Результаты этих исследований мы довели до сведения руководства субъектов СЗФО и от некоторых из них уже получили предложения заключить с регионами договоры на проведение экспертиз издаваемых ими правовых актов на безвозмездной основе.

А какова ответственность за нарушение законодательства о русском языке и предусмотрена ли она вообще?

Нормативные акты, которые не отвечают требованию определенности, в случае обращения в суд подлежат признанию недействующими, на что специально указал Пленум Верховного суда РФ в Постановлении № 48 от 2007 года. Любой гражданин, считающий, что его права нарушены, вправе требовать восстановления справедливости.

Хорошо известны случаи, когда суды в делах о защите чести и достоинства выносили решения, пользуясь определенными словарями. Но в разных словарях слова порой трактуются по-разному, и то, что одним словарем признается, например, оскорблением, в другом таковым не является. Печально, но факт: от того, какой словарь выберет судья, зависит и исход дела.

Отмечу, что в настоящее время компетенция ни одного из органов исполнительной власти не включает непосредственно надзора за соблюдением законодательства о государственном языке.

Николай Михайлович, если вернуться к вопросу словарей…

Как я уже говорил, словари есть, но они специально не ориентированы на фиксацию норм современного русского языка при его использовании в качестве государственного. Есть, к примеру, словарь ударений, но нет словаря толкового, утвержденного Министерством образования и науки в качестве базового словаря, содержащего толкования слов при использовании современного русского языка в сферах, определенных законом.

Остро стоит и проблема разночтения правил орфографии и пунктуации, прописанных в документе 1956 года выпуска и обозначенных в словарях 2009 года. Сегодня в нашей стране нет нормативной базы, которая бы четко обрисовала все требования к государственному русскому языку. А поскольку правила не сформулированы с максимальной точностью, это позволяет, например, использовать разные словари для подкрепления своих позиций. Этим вопросом сейчас занимается Совет по русскому языку при Правительстве РФ, где я недавно выступал по этой проблеме и получил поддержку.

Есть и еще один аспект проблемы. Сейчас в России ни школьные образовательные стандарты, ни образовательные стандарты высшей школы, ни профессиональные стандарты (требования к лицам, занимающим те или иные должности) не содержат требований к уровню владения государственным языком РФ.

А значит, провозгласить русский язык государственным абсолютно недостаточно. Образование должно обеспечивать владение русским именно как государственным языком, гарантируя тем самым полноценную и эффективную коммуникацию в официальных сферах общения. Эти требования, несомненно, должны отражаться и в образовательных, и в профессиональных стандартах, а также применяться при проверке знания русского языка иностранными гражданами, желающими жить и работать в России.

Сегодня часто говорят, что и многие абитуриенты плохо владеют русским языком.

К Санкт-Петербургскому университету это едва ли можно отнести. Средний балл ЕГЭ поступивших к нам на бюджетные места в этом году составляет 90, а у зачисленных на платное отделение — 79,1! Это существенно выше, чем в среднем по Петербургу и России. СПбГУ уже несколько лет подряд является лучшим классическим университетом России по качеству приема. К нам действительно приезжают учиться лучшие из лучших.

Вызывает ли ваша работа в области русского языка интерес у студентов?

Безусловно. Кстати, в ближайшее время в университете появится филологическая клиника, в рамках которой студенты будут оказывать населению «языковую» помощь. Это подразделение будет действовать по принципу уже существующих в СПбГУ юридической, экономической и психологической клиник.

Кроме того, мы планируем открыть целый ряд специализированных центров, где будущие филологи под руководством своих преподавателей будут консультировать горожан по спорным языковым вопросам. Я уверен, что в скором будущем проводить различные исследования, посвященные проблемам русского языка как государственного, будут не только эксперты, но и студенты, а значит, эта работа станет поистине общеуниверситетской.

Кстати, есть ли какие-­либо документы, регламентирующие «языковую» сторону жизни самого университета?

Конечно, мы не только даем другим рекомендации относительно использования русского языка, но и руководствуемся установленными правилами в собственной деятельности. Так, с конца 2015 года в СПбГУ действует приказ, устанавливающий требования к языку локальных нормальных правовых актов. В этом документе четко прописано, что во всех нормативных актах университета, а также в общении и переписке его сотрудников должны неукоснительно соблюдаться требования закона «О государственном языке РФ».

Отмечу и то, что в соответствии с этим приказом деятельность университета регламентируется не только нормами, зафиксированными в словарях, утвержденными Минобрнауки РФ. Понимая, что толкового словаря среди них пока нет, мы рекомендовали сотрудникам пользоваться в деловой коммуникации Большим толковым словарем под редакцией профессора СПбГУ С. А. Кузнецова. Конечно, когда законодательство о русском языке будет дополнено и в перечень обязательных словарей войдет, возможно, иной толковый словарь, действие приказа в СПбГУ будет скорректировано. Наконец, в приказе говорится о том, что руководителям всех уровней при подготовке документов запрещено использовать предложения, включающие более семи знаков препинания, а также обороты вроде «в порядке исключения» и «как правило».

Вы знаете, что традиционно все приказы в нашей стране заканчиваются словами: «Контроль за исполнением возложить на такого-то». У нас же один из пунктов гласит: «Ваши предложения по изменению и уточнению пунктов приказа направляйте на следующий электронный адрес» и «За разъяснениями пунктов приказа обращайтесь к его автору».

Такая система демонстрирует нашу решимость «начать с себя». Даже в нашем коллективе уровень владения языком порой далек от идеала и от требований, предъявляемых к государственному русскому языку. Но главное, что мы работаем над решением этой проблемы, стремясь соответствовать высокому званию университета. Я искренне надеюсь, что в будущем к нашей работе присоединятся и другие вузы. Ведь именно учреждения высшей школы во многом являются фундаментом общественной жизни, и именно они могут помочь гражданам нашей страны наконец заговорить на одном языке.