Российская газета: Лучший — докажи

Премьер-министр Дмитрий Медведев поручил Минобрнауки начать работу по созданию и продвижению международных рейтингов вузов, в том числе стран СНГ, ШОС, БРИКС. Для чего нужен России собственный рейтинг университетов? И как добиться, чтобы он стал честным, объективным и был признан в мире? Об этом шел диалог с ректором Санкт-Петербургского университета Николаем Кропачевым на «Деловом завтраке» в «Российской газете».

Такой рейтинг нужен хотя бы потому, что мы сейчас публично говорим о недостатках имеющихся рейтингов. С другой стороны, если новый рейтинг не признает международное профессиональное сообщество и вузы не захотят в нем участвовать, то большого толка от него тоже не будет. Рейтинг вузов должен быть честным, понятным, а люди, которые его будут делать, должны слышать критику.

Да, нужны разные рейтинги — стран СНГ, ШОС, БРИКС. При этом важно понимать, что у вузов из этих стран много отличий, хотя есть самое главное — желание отойти от традиционных позиций оценки. Некоторые страны уже имеют собственные рейтинги. Один из них, например, Шанхайский. Как отнесутся коллеги из других стран к тому, что будет предложен еще один рейтинг, будут ли они участвовать? От ответов на эти вопросы зависит, что мы получим — чемпионат мира из четырех-пяти команд или из ста?

В России сейчас около 3 тысяч вузов и филиалов. Минобрнауки предложило оценивать их эффективность по критериям, которые вызвали жесточайшую критику многих ректоров. Может быть, не так уж и нужен нам такой мониторинг?

Если бы вы несколько лет назад пришли на заседание Ученого совета практически любого вуза, то услышали бы, что традиционно ректор говорил: «Мы — лучшие!». И так было очень-очень долго. Можно ли из такого состояния тут же перейти в принципиально иное, когда оценка качества работы будет признаваться всеми, а критерии сразу будут однозначно правильными? Я сторонник того, чтобы мы этот путь прошли. И тут важно не забывать: на все нужно время. Российские вузы наконец-то проснулись и поняли, что оказались в конкурентной борьбе. Правда, проснулись пока ректоры и проректоры, а не преподаватели. Именно поэтому у нас на выборных должностях в вузах конкурс бывает один к одному. На 300 мест претендует 300 человек. И при такой конкурсной ситуации невозможно говорить о том, что мы все вместе активно работаем над улучшением ситуации в образовании.

Санкт-Петербургский государственный университет — старейший вуз России, основанный в 1724 году. На сегодняшний день в Университете более 30 тысяч студентов, работают 13 000 сотрудников, 6000 преподавателей. В 2009 году СПбГУ получил особый статус и право выдавать дипломы собственного образца с официальной символикой РФ.

Конечно, претензии к критериям мониторинга могут быть. Например, это размер площади помещения в расчете на одного студента. У этого показателя есть аргументы и за, и против.

В моем представлении, главное сейчас — двигаться вперед. Тогда уже никому не удастся сидеть по собственным «норкам» и оттуда говорить: «Мы лучшие!». Это нужно будет доказывать.

Только что в Санкт-Петербурге прошел экономический форум, где обсуждались проблемы образования. Герман Греф убежден, что преподавание в российских вузах надо вести в том числе на английском языке, чтобы сделать университеты конкурентоспособными. Как вы относитесь к системе двуязычия в российских вузах?

Я могу рассказать, что уже сделал Санкт-Петербургский университет, который, напомню, работает по собственным стандартам. В них есть простое условие: выпускник бакалавриата должен знать английский язык на уровне В2. Это, подчеркиваю, не количество часов или занятий, не время проведения, а уровень владения языком. И он довольно высокий. Такие же высокие требования к знанию русского языка мы установили для иностранных студентов, которые хотят у нас учиться. Кроме того, уже сейчас в СПбГУ читаются спецкурсы на иностранных языках — английском, немецком и французском.