ТК «Санкт-Петербург»: Как победить профессиональное выгорание

По подсчетам аналитиков, половина Россиян «выгорают» на работе. Симптомы у многих одинаковые: чувство безразличия, негативное отношение к коллегам и неуверенность в себе. Кто больше всех подвержен такому заболеванию и как его избежать, разбиралась Лидия Виэльба.

Лидия Виэльба, корреспондент: «Профессиональное выгорание сравнивают с вулканом или так называемой химической змеей фараона. Фонтан идей. Вихрь энтузиазма. Нервное возбуждение нарастает, адреналин позволяет не замечать усталость, работа заполняет все жизненное пространство, пока стресс не достигает критической точки, и не превращает в пепел накопившееся напряжение. С женщинами, по результатам соцопросов, подобное случается в разы чаще, чем с мужчинами. А еще в зоне риска журналисты. И все те, кто плотно общается с людьми».

Восстать из пепла после изнурительной работы в торговле и туризме Ларисе помогла Индия, отказ от амбиций и петербургские пейзажи. Вспоминает, как проводила экскурсии по рекам и каналам до отрытия своего магазина. Борьба за место под солнцем выжала из женщины все соки. Махнув рукой, на последние сбережения она улетела в Гоа. Но любимый город вернул беглянку в гранитные объятия. Сейчас Лариса живет на 12 тыс. рублей в месяц — то, что удается выручить с продажи поделок — и считает себя абсолютно счастливым человеком. Пишет музыку и стихи. Для себя. Говорит, погоня за карьерой в каменных джунглях зомбирует людей.

Лариса, дауншифтер: «Они приходят в офис и сидят там за компьютером, ведь это все бессмысленно, продажа каких-то вещей. Кому-то что-то втюхивать, впаривать, плющить этого бедного клиента, они учатся манипулировать людьми, и это не дает никакого внутреннего удовлетворения».

«Сгорел на работе» в Бельгии теперь официальный диагноз. И выгодный, занимает отдельную строку в медицинской страховке. Петербург так далеко еще не шагнул. Но по самым предварительным подсчётам, потери от эмоционального выгорания сотрудников исчисляются миллиардами рублей. Поэтому специалисты начали внимательнее изучать странный синдром. Его главные признаки: фобия понедельника (ужас перед началом рабочей недели), отвращение к коллективу, рассеянность и исполнение обязанностей, что называется, на автомате. Причина банальна: трудоголизм. Сверхурочные часы, избыток посторонних людей, завышенные ожидания, которые не оправдались всем усилиям вопреки.

Юлия Сахарова, рекрутер: «Для того чтобы диагностировать, в какой степени наш человеческий материал устал, человеческий ресурс компании, необходимо это диагностировать грамотно. Как для металла есть определенные измерители, показатели степени изнашиваемости, с человеком происходит все то же самое. Что такое эмоциональное выгорание, не есть ли это просто модный термин, потому что есть в психологии и психиатрии понимание неврастении».

Врач-реаниматолог на камеру говорить отказывается. 20 лет возвращает детей к жизни, отдавая частичку своей каждому спасенному малышу. Тех, кто не выжил, помнит поименно до сих пор. Неравнодушие сослужило ей плохую службу. Говорит, главная защита медиков — цинизм. Без нее прямой путь в пациенты психиатрической клиники, когда спасать уже приходится себя. Похожая картина в среде учителей. И как ни странно, руководителей. Но вот парадокс: чем монотоннее работа, тем меньше в ней «угоревших профессионалов». Реставраторы, ювелиры, сантехники, автослесари могут мысленно отключаться, не отходя от станка. Происходит своего рода перезагрузка.

Он может делать механическую работу, но при этом работа не вовлекает интеллектуальный потенциал. Многие с конвейера быстро уходят, а вот те, кто находят какие-то варианты, вот, например, одна женщина рассказывала очень интересно, я каждый день в разном настроении, сегодня я так брала эту крышечку, завтра по-другому.

Доцент кафедры конфликтологии Института философии СПбГУ Елена Иванова

Выход из тупика там же, где и вход: в голове. Директор банка Александр Абакумов раскрыл свой секрет — с песней по жизни, как и по карьерной лестнице, шагать проще, главное, правильно ее выбрать. Буквально. Карьеру в банке начинал студентом, когда на метро ездил исполнять поручения вышестоящих. Из наушников плеера тогда звучали слова: «Я получил эту роль, мне выпал счастливый билет».

Та же песня звучит для Александра и много лет спустя из динамиков салона автомобиля. Единственное, о чем жалеет преуспевающий банкир — за чрезмерной увлеченностью делом не заметил, как вырос ребенок. Поэтому своим подчиненным задерживаться на работе не дает. Лучшая профилактика выгорания, говорит, насыщенная жизнь за пределами офиса и достойные денежные премии в его стенах. Или штрафы.

Александр Абакумов, директор банка: «Не скрою, должен быть некий демотивирующий фактор у сотрудника, который сзади, если он не справляется, может негативно стимулировать. Не бывает в коллективе так что у тебя все трудоголики, все стремятся за морковкой спереди и всеми силами хотят ее достигнуть».

Как в любой болезни, у выгорания есть свои стадии. Отдых, экстремальный спорт — не панацея, если профессионал уже ничего не хочет, считают психологи. Нужно понимать смысл своей работы, постоянно открывать новый. Не боятся выйти из зоны комфорта, сменить профессию, начать с чистого листа.

Елена Иванова, медиатор, доцент кафедры конфликтологии Института философии СПбГУ: «Чрезвычайно важно, чтобы человек был доволен собой. Потому что если он понимает значимость того, что он делает, понимает, что приносит этим пользу, это очень важно. Мне очень нравится высказывание Ницше: "Человек вынесет любое как, если знает зачем"».

Неврастения ли, душевная болезнь, временная трудность — еще предстоит решить российским специалистам. В некоторых европейских странах особо ценных сотрудников могут в случае кризиса в отпуск и на год отправить с правом возврата на те же условия. Петербургские рекрутеры предлагают другой выход начать с детей. Мастер-классы в школах под названием знакомство с профессией помогли бы выпускникам четко определиться с выбором. Счастлив тот, кто хобби сумел сделать призванием. А счастливые, как известно, что в любви, что в работе часов не наблюдают.