Фонтанка: Дело Киркорова и Маруани закончится чистой пиар-историей

Не очень ловкой пиар-историей без уголовного преследования должна закончиться история с задержанием по подозрению в вымогательстве лидера Space Дидье Маруани и юриста Игоря Трунова, считает управляющий партнер юридической компании CLC, доцент юрфака петербургского университета Наталья Шатихина.

«Особо комментировать пока нечего. Исходя из того, что сказал Добровинский (адвокат Александр Добровинский, представляющий интересы Филиппа Киркорова — прим. ред.), вся история вызывает сомнения и недоумение. Изложенные им фактические обстоятельства совершенно не соответствуют юридической квалификации вымогательства. Вымогательство требует прямого умысла, то есть, лицо точно должно знать, что выдвигает незаконные требования, угрожая разглашением порочащих сведений. Из того, что было сказано, не похоже, чтобы Маруани выдвигал заведомо для него незаконные требования», — пояснила «Фонтанке» Наталья Шатихина.

Она отмечает, что в практике российских правоохранительных органов действительно существует практика, когда правовые споры, предъяление требований, участие в переговорах квалифицируются, как вымогательства, и отмечает, что это очень печально, так как досудебное урегулирование конфликтов — нормальная практика в развитых странах, где до суда доходит всего около 5 % споров.

Французского музыканта Дидье Маруани запихивают в полицейскую машину. Он сопротивляется. Задержан по заявлению Филиппа Киркорова. Фантастика (Alexey Navalny, @navalny).

В данном случае, даже если и допустить заведомую незаконность требования (чего, по мнению Шатихиной, не было), то действия Маруани и Трунова все равно не образуют состава преступления, так как ни Киркорову, ни его представителям никаких требований не предъявлялось – от лица Киркорова, по словам адвоката Добровинского, выступали пранкеры. «Это называется ошибкой в объекте, и исключает ответственность за вымогательство, так как Киркорову никаких требований не выдвигалось», — объясняет юрист.

«Ужасно стыдно за тех, кто затеял эту историю, — заключила Наталья Шатихина, — но я думаю, что этот казус получит продолжение только в виде некой пиар-истории без уголовно-правовых последствий».