Материалы приема граждан

№ 25
от 20.01.2012

По традиции, очередной прием граждан в пятницу, 20 января, прошел в здании Двенадцати коллегий. Обязанности ректора во время приема исполнял проректор И. А. Дементьев. Некоторые из вопросов имеют и общественное значение, выходят за рамки личного. О них мы и рассказываем здесь.

Обучение в боевых условиях. Вопрос о несданном зачете и возможном отчислении

Студент 2 курса Юридического факультета (платная основа обучения) еще в первом семестре первого курса не сдал зачет по латыни. Эта задолженность тянулась за ним целый год, но его перевели на второй курс — с условием, что он получит этот зачет до начала зимней сессии. А студент пропустил все сроки и «забыл» до 25 декабря не только сдать зачет, но даже продлить индивидуальный план ликвидации задолженности. Это выяснилось уже в январе: когда он пришел на очередной экзамен, студенту объявили, что он не может экзамен сдавать, поскольку не допущен к сессии. Теперь его отчисляют из Университета, и, похоже, единственный шанс для него учиться в СПбГУ — поступать летом заново на первый курс. Об этом студент рассказал, придя на прием к ректору. А его сестра попросила «как-нибудь, в виде исключения» оставить брата в Университете, поскольку он осознал свои ошибки и их исправит. Ведь ему, объяснила она, «всего 18 лет...» — А «как-нибудь» — это как? — спросил И. А. Дементьев у студента, который собирается стать юристом. Тот признал, что сам во всем виноват, не позаботился вовремя о том, чтобы получить зачет или хотя бы продлить срок ликвидации задолженности.

Но сестра продолжала удивляться правилам, которые существуют в Университете. Она учится в другом вузе и, по ее словам, там есть кураторы, которые следят за тем, чтобы студенты вовремя делали всё необходимое — в том числе и за тем, чтобы у них не было «хвостов».

И. А. Дементьев ответил, что человек, который сам выбирает, где ему учиться и какую специальность приобретать, наверное, способен также самостоятельно проследить за тем, насколько успешно он осваивает образовательную программу — без напоминаний кураторов. И если в 18 лет он еще «маленький» и может совершать ошибки, не задумываясь о последствиях, то когда этот период заканчивается? В 20 лет? В 25? Или в 40? «Это ведь ваша обязанность — вовремя сдавать экзамены и зачеты?» — обратился И. А. Дементьев к студенту. Тот снова ответил, что полностью согласен с выводами. Но спросил, нет ли для него иной возможности остаться в Университете, кроме нового поступления. И. А. Дементьев объяснил: если он верно рассказал обо всех обстоятельствах, то, похоже, так оно и есть. Но он мог что-то упустить в устном рассказе. Лучше, если он напишет заявление, в котором изложит все подробности. Тогда его вопрос изучат, и он получит экспертную оценку специалистов и вывод о том, что можно сделать в этих условиях.

Сестра поинтересовалась: как же его перевели на второй курс с задолженностью? По ее мнению, в другом вузе так бы не сделали ни за что... И. А. Дементьев объяснил, что в Университете студентам, обучающимся на договорной основе, может быть предоставлен индивидуальный порядок ликвидации академической задолженности. Но такие вопросы рассматривают в индивидуальном порядке. Любой человек может ошибиться — случайно или по оплошности. И при переводе на следующий курс прежде всего решают: повлияет ли отсутствие аттестации по данному предмету на дальнейшее обучение студента или нет. И в случае с ее братом, видимо, было принято решение, что несданный зачет по латыни не повлияет на обучение студента на втором курсе. Такая возможность в данном случае существовала и ему дали шанс исправить ошибку. Фактически тот шанс, о котором они сейчас просят, уже был дан. А студент им не воспользовался. Тот опыт, который студент-юрист сейчас получает, — это, по мнению И. А. Дементьева, тоже обучение, только в «боевых» условиях. Такое обучение на лекциях и семинарах не получишь, но его тоже надо пройти. И. А. Дементьев пообещал студенту разобраться в обстоятельствах дела и принять справедливое решение. Но предупредил: исключений из правил не будет.

В родных стенах — лучше. Вопрос о защите кандидатской диссертации

Соискатель-социолог рассказала, как она училась в аспирантуре. Специальность 23.00.02 «Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии» была закрыта решением Высшей аттестационной комиссии в ходе реорганизации и смены перечня специальностей. Диссертационный совет продолжает работать, но без этой специальности. Она ждала почти два года. Весной 2011 года открыли специальность 22.00.05 «Политическая социология» и она прошла предзащиту кандидатской диссертации. Но диссертационного совета по этой специальности так и не создали. Несколько раз преподаватели говорили, что совет вот-вот будет открыт, но пока безрезультатно. По ее ощущениям, самый лучший вариант — совет могут открыть осенью 2012 года. Но сроки уже не раз переносили, поэтому уверенности нет никакой. Секретарь факультетского ученого совета посоветовал ей искать диссертационный совет в другом вузе и защищаться там. Она узнала: в России существует всего четыре диссертационных совета по этой специальности. Ее коллега ездила в Москву и узнавала условия защиты в одном из вузов (в Российской академии народного хозяйства и государственной службы) — бесплатно не получится. Ей ответили, что придется заплатить 32 тыс. рублей — и ей оформят «как бы стажировку» на полгода. Да еще придется платить оппонентам, чтобы те рассмотрели диссертацию, и т. п. Посетительнице такие коммерческие условия не нравятся.

Она попробовала второй вариант — диссертационный совет Тюменского нефтегазового университета. Там согласились ее принять. И теперь ей нужно ходатайство от ректора СПбГУ, направление на защиту в диссертационный совет другого вуза. Таких, как она, несколько человек — они все уже давно преподают, но хотели бы получить возможность защитить диссертации. В принципе она согласилась бы подождать до осени и защищалась здесь, в родных стенах, если бы была уверенность, что в сентябре диссертационный совет откроют. И. А. Дементьев позвонил проректору по научной работе Н. Г. Скворцову, уточнил у него важные детали: как скоро откроется диссертационный совет по этой специальности, когда ВАК даст ответ, направляют ли аспирантов и соискателей в другие вузы. Затем объяснил посетительнице, что требование пройти стажировку в московском вузе незаконно и соискательница может об этом факте проинформировать и ректора того ВУЗа и ВАКа в обстоятельствах ее дела надо разбираться тщательно. И Университет будет помогать ей и ее «коллегам по несчастью». На его взгляд, перспектива для положительного решения вопроса есть.

На приеме граждан ректором присутствовал Евгений Голубев (редакция журнала «Санкт-Петербургский университет»).

Статистика

20 января на прием пришли пять человек: студенты (1), аспиранты и соискатели (1), профессора и преподаватели (0), сотрудники (1), не работающие в СПбГУ (2). Рассматривались шесть вопросов, в том числе по темам: образование (0), наука (1), студенческая жизнь (учеба (1), досуг (0), поселение (0), другие (0)), жилье, хозяйство, быт (2), трудовые отношения (2), отношения в коллективе (0), Университет и мир (0), прочие (0). Прием начался в 16:37, закончился в 18:12.