Санкт-Петербургский государственный университет

St. Petersburg University

Профессор физического факультета СПбГУ В.Л.Рапопорт публично выступил с критикой системы управления и оплаты труда в СПбГУ, что вызвало бурную дискуссию в сети Интернет (http://soccouncil.ru/index.php?option=com_content&view=category&layout=blog&id=77&Itemid=467). Вашему вниманию предлагается комментарий коллеги В.Л.Рапопорта, заведующего кафедрой фотоники СПбГУ, доктора физико-математических наук, члена Ученого совета физического факультета СПбГУ Юрия Владимировича Чижова.
- Профессора Виктора Львовича Рапопорта я знаю давно, более 30 лет: когда я еще студентом попал на кафедру, он уже был ее сотрудником. Он действительно значительный ученый, я знаю его работы. У нас были дискуссии относительно тем, которыми он занимается, в частности, на мой взгляд, его объяснение происхождения жизни – это, скорее, гипотеза, а не доказанный факт. Замечу, аппаратура, которую мы получим в распоряжение ресурсного центра к концу года, как раз поможет продвинуться в его исследованиях.
Я читал авторское расширенное изложение краткого итогового выступления профессора Виктора Львовича Рапопорта, которое распространилось в интернете, и его письмо президенту России Дмитрию Медведеву. Что-то в этих посланиях действительно верно отражено, но в целом их стиль далеко выходит за допустимые рамки.
Основной тезис Виктора Львовича: зарплата научных сотрудников естественнонаучных факультетов аномально мала. И здесь профессор В.Л. Рапопорт прав. Несмотря на усилия руководства в лице ректора Николая Кропачева в повышении зарплат, заработки научных сотрудников оставляют желать лучшего. Письмо Виктора Львовича хорошо тем, что привлекает дополнительное внимание к этой проблеме. В девяностые годы по всей отечественной науке был нанесен огромный удар, многие научные коллективы были разрушены. Сейчас ситуация постепенно начинает меняться в лучшую сторону, в частности, в СПбГУ именно в зарплатах профессорско-преподавательского состава произошло серьезное увеличение: вспомним, Виктор Львович, года два назад зарплата профессора была порядка 15-17 тысяч рублей, а сейчас она увеличилась по крайней мере в два раза. И это можно считать заслугой ректора. Конечно, ситуация по-прежнему далека от идеала, но ситуация постепенно меняется. Озабоченность Виктора Львовича естественна, но форма высказывания, к которой он прибегает, недопустима, а его предложения по меньшей мере наивны.
В первую очередь, большие сомнения вызывает идея делить профессоров на категории: и кто же будет нас делить? Логично исходить не из неких категорий, а из объективных наукометрических показателей: количества публикаций, участия в конференциях, индекса Хирша. Система стимулирующих выплат, которая сейчас обсуждается и постепенно внедряется в Университете, как раз и предполагает введение таких объективных показателей. Обсуждение открытое, в нем могут принять участие и повлиять на ситуацию все.
Далее: взять деньги из Программы развития СПбГУ и потратить их на зарплаты невозможно. Программа развития нацелена на ликвидацию отставания в приборной технике, с которой была просто катастрофа: она тридцать лет не обновлялась. Начиная с 2006-2007 годов, с появлением федеральной программы «Образование», деньги на это стали выделяться. Поскольку речь идет о научном оборудовании, средства по Программе развития СПбГУ в первую очередь пойдут на развитие естественнонаучных факультетов. Виктор Львович пишет: недопустимо, что по Программе развития все деньги тратятся на приборы. Не согласен с ним: именно так и надо, именно это было заложено в смете программы. Я думаю, что зарплаты будут повышаться, но не просто так, а будут стимулировать хорошие научные результаты высокого уровня: исследования, публикации, разработки, которые как раз и будут возможны благодаря приобретаемому сейчас оборудованию.
 
Идея профессора Рапопорта провести самоанкетирование также не представляется мне эффективной. Сейчас свободных позиций для молодых профессоров в Университете не найти, средний возраст профессоров превышает 60 лет. И с тех пор, как зарплаты повысились до 30 тысяч рублей, у всех открылось второе дыхание: никто не хочет уходить на пенсию, все хотят работать дальше до 80 лет. Младшие и старшие научные сотрудники десятилетиями находятся на второстепенных по уровню зарплат позициях, а механизма, чтобы юридически открыть им перспективы роста, нет. Вот эту тему действительно стоит обсуждать и находить варианты выхода из сложившейся ситуации.
 
Я бы отметил несколько мер по улучшению ситуации с финансированием. В прошлом году состоялись конкурсы на получение бюджетных средств, предназначенных  на научные исследования.  Конечно, система экспертных оценок научных проектов, представляемых на такие конкурсы, – не панацея, эта система пока не совершенна, но ее нужно развивать и ее будут усовершенствовать. Уже само введение конкурсной процедуры распределения бюджетных средств СПбГУ на научные исследования - уже большой шаг вперед. Если бы проф. В.Л. Рапопорт выиграл бы грант в прошлом году, то , полагаю, его писем в СМИ не было бы. Другой важный плюс – финансирование приобретения штатного оборудования: руководитель научной темы теперь может на определенную сумму заказать себе оборудование. Этого тоже раньше никогда не было. Конечно, это не решает проблему раз и навсегда, но это очевидная тенденция. Еще я бы отметил политику привлечения молодых кадров. По условиям конкурса НИР прошлого года 30% финансирования идет именно на молодой состав исследователей: студентов, аспирантов, молодых ученых. Они не забыты, и, надеюсь, они начинают это чувствовать.
 
Сложно комментировать слова о срочной смене руководства. Несомненно, любая смена влечет необратимые последствия, долгий сумбур в управлении, перестройку кадров. Да и какую кандидатуру предложил бы профессор В.Л. Рапопорт на должность ректора? Я бы отметил, что большой плюс Николая Кропачева – его возможность привлекать административный ресурс для развития СПбГУ и его энергетизм. Его инициативы уже помогают возродить базу научных приборов Университета.
 
Некоторые моменты мне стыдно читать. Что значит – во главе Университета не может стоять юрист? Да, раньше ректоры чаще были представителями естественно-научных факультетов. Это вполне понятно: когда государство вкладывало деньги в ВПК, многие НИР делались на естественнонаучных факультетах, они были более влиятельными и востребованными, чем теперь.  Конечно, юридическое образование формирует другое видение проблем, предлагает другие решения. Но я вижу, что если раньше в Университете жили, скорее, «по понятиям» – многое зависело от персонального лоббирования своих интересов, то сейчас этого гораздо меньше. Нынешняя система управления строится на определенных правилах, конечно, это не всем нравится, новый подход требует перестройки.
 
В целом негативный пафос в обращении Виктора Львовича я лично не разделяю, и думаю, со мной согласятся многие профессора. Профессор В.Л.Рапопорт уважаемый ученый, но он эмоциональный человек, к сожалению, его утверждения зачастую отражают скорее его веру и впечатления, чем конкретные факты. Усилия ректора по решению проблем, стоящих сегодня перед Университетом, вызывают уважение. Как член Ученого совета физического факультета и заведующий кафедрой фотоники я не согласен со многими тезисами  письма профессора В.Л.Рапопорта.
Полагаю, что обращение в СМИ наносит вред Санкт-Петербургскому университету, т.к. всем известно, что целью многих представителей СМИ является раздувание скандалов, а не поиск истины.

 

 

Ответственный за содержание: Елена Александровна Осиновская, редактор сайта, 8 (812) 3280162, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.