Учебное управление и права обучающихся: прошлое и настоящее

Представим невозможную ситуацию. В одной части города (например, на Васильевском острове) зеленый свет на светофоре означает «иди», а красный — «стой!», а в другой части того же города (предположим, в Петродворцовом районе) желтый на светофоре означает «иди», а зеленый — «стой!» (а включение красного значит: «надо спросить у регулировщика»).

Еще лет десять-пятнадцать назад подобная «невозможная» ситуация была в Университете: в разных его частях (как тогда говорили, на разных факультетах) действовали разные правила! Например, сколько раз студент мог пересдавать экзамен в сессию? На одном факультете — один раз, на другом — два, на третьем — пять и больше. Или кого можно было перевести с платной основы на бюджетную? На одном факультете — только отличников, на другом — отличников и «хорошистов», а на третьем и с «тройками» могли перевести. Кто получал повышенную стипендию? Кого отправляли на обучение в зарубежный вуз в первую очередь? Кому и как предоставлялся индивидуальный график обучения? На многие вопросы однозначных ответов не было, поскольку единых университетских правил тогда не существовало (только представьте, сколько бы возникало конфликтов у автомобилистов и пешеходов, если бы не было официальных, всем известных Правил дорожного движения)...

С каким трудом формировались единые Правила обучения, ставшие привычными для нынешних студентов? Каким образом из разрозненных факультетов создавался единый Университет? Какую роль в этом сыграло учебное управление? Как гарантируются права студентов? Об этом рассказывают начальник учебного управления Н. Г. Бойко, первый проректор по учебной, внеучебной и учебно-методической работе Е. Г. Бабелюк и проректор по учебно-методической работе М. Ю. Лаврикова (в 2010–2011 годах она работала заместителем начальника учебного управления по направлениям «Медицина», «Медицинские технологии», «Стоматология» и «Юриспруденция», в 2011–2012 годах — проректором по этим направлениям).

Игра без правил

Впервые единые Правила обучения по основным образовательным программам СПбГУ были введены только в августе 2012 года. Приказ, который их утверждал, отменял 28(!) нормативных актов, прежде действовавших в Университете. Это были правила, введенные деканами факультетов. И эти правила существенно отличались друг от друга. Такое стало возможным, поскольку до 2010 года в Университете существовали отдельные структурные подразделения со статусом юридического лица (см. Могут ли в университете существовать «обособленные подразделения с частичным статусом юридического лица»?), руководители которых имели доверенность от ректора и могли издавать собственные приказы, в том числе вводить собственные правила обучения, не согласовывая их ни с кем. Это приводило к тому, что студенты одного Университета, обучавшиеся, как тогда говорили, на разных факультетах, имели разные права (подробнее см. Электронные сервисы СПбГУ в образовательной деятельности: прошлое и настоящее). Приказы деканов факультетов распространялись только на преподавателей своего факультета. А в реализации любой образовательной программы участвуют преподаватели нескольких факультетов. Например, преподаватели иностранных языков, физической культуры, философии, истории принимают участие в реализации всех образовательных программ. Немало образовательных программ, в которых почти половина преподавателей являются членами других факультетов. Когда учебные занятие вел преподаватель другого факультета, студент, как правило, сталкивался с другими правилами обучения: правилами посещения занятий, правилами написания курсовых работ, правилами допуска к сдаче зачетов и экзаменов, правилами сдачи и пересдачи зачетов и экзаменов, правилами оценивания письменных и устных работ, правилами апелляции. Если факультет относился к числу «богатых», и преподаватели другого факультета, работающие со студентами этого «богатого» факультета, получали за работу персональную доплату (как тогда говорили про таких преподавателей: «Они получают зарплату на двух факультетах»), то у декана такого «богатого» факультета появлялась возможность требовать соблюдения правил, действующих в коллективе «богатого» факультета, и от «чужих» преподавателей.

«Например, у студентов, обучавшихся на разных факультетах (у экономистов, физиков, юристов, менеджеров, психологов, международников, филологов, математиков...), было разное количество пересдач в сессию: от двух до пяти, — рассказала начальник учебного управления Н. Г. Бойко. — У студентов-экономистов, обучавшихся на договорной основе обучения, была возможность получить индивидуальный порядок обучения, а, к примеру, у студентов-международников такой возможности не было...» «Студенты-юристы, обучавшиеся на договорной основе обучения, могли заключить договор и сдавать долги за зимнюю сессию не в феврале, а в апреле. А, например, студенты-медики так сделать не могли, — вспоминает М. Ю. Лаврикова. — У студентов-медиков было очень много учебных дисциплин, и в сессию им вполне могли поставить два зачета в один день, а на следующий день назначить экзамен!..»

Многие деканы, оправдывая различия в правилах обучения студентов, говорили о том, что образовательные программы имеют свою специфику. Обсуждая этот вопрос с руководителями подразделений, Е. Г. Бабелюк тогда обращала их внимание на то, что учет особенностей образовательных программ не должен приводить к дискриминации студентов, осваивающих разные программы. «В Университете не стоит задачи унифицировать все образовательные программы. Но в соответствии с федеральным законодательством каждый обучающийся должен иметь равный объем прав и обязанностей. Должно быть единство Университета, а не феодальная раздробленность (с которой я столкнулась в 2008 году, когда пришла работать в СПбГУ на должность начальника учебного управления)», — объяснила первый проректор по учебной, внеучебной и учебно-методической работе Е. Г. Бабелюк.

Студент выпускного курса тогда мог принести дипломную работу своему научному руководителю вечером накануне дня защиты. Тот ночью ее читал, утром следующего дня «отлавливал» рецензента, который «на коленке» писал рецензию, и они все шли на защиту ВКР. А другой студент мог сдать, как тогда говорили, в деканат пустые листы бумаги вместо ВКР, а накануне защиты — заменял их на подготовленную дипломную работу... Сроки сдачи ВКР не были установлены, регламента не существовало.

Более того: многие из тогдашних правил были неписаными! Деканы только нескольких факультетов (юридического, экономического, менеджмента) утвердили правила обучения своими приказами. На других факультетах действовала традиция (дескать, так делали всегда!), которая фактически заменяла правила. При этом каждый преподаватель помнил про известные ему «традиции»... Или были отдельные решения Ученых советов факультетов, которые утверждали отдельные правила (далеко не полный их перечень). Поэтому права студентов не были защищены — обучающиеся не могли повлиять на эти неписаные правила, не могли обжаловать их нарушение, не могли восстановить справедливость. Продолжая нашу аналогию с дорожным движением и ПДД, легко представить такую ситуацию: в случае ДТП приезжает инспектор ГИБДД и говорит: виноват этот водитель, потому что прошлый раз был виноват водитель, который ехал слева (такая, дескать, «традиция»...) И никто не может доказать свою правоту — ведь правила-то неписаные!

Через джунгли — к правилам

Разработка единых Правил обучения в Университете началась в 2008 году, когда начальником учебного управления была назначена Е. Г. Бабелюк, доцент кафедры государственного и административного права СПбГУ (проректором по учебной работе тогда был доцент Н. В. Каледин). До этого учебной работой (разработкой учебных планов, составлением расписания занятий, распределением и учетом педагогической нагрузки преподавателей и др.) занимались заместители деканов по учебной работе, т. е. научно-педагогические работники в свободное от основной работы время. В 2010 году Е. Г. Бабелюк создала учебные отделы по направлениям подготовки — они подчинялись заместителям начальника учебного управления по направлениям. Вместо разрозненных деканатов была создана единая централизованная структура, сотрудники которой действовали по единым правилам, подчинялись единым требованиям, проводили единую университетскую политику в отношении обучающихся.

«В обязанности заместителей начальника учебного управления по направлениям вошло в том числе консультирование студентов по всем вопросам обучения, — рассказала М. Ю. Лаврикова. — Это было очень важно: установить источники достоверной информации. Сотрудники деканатов часто не знали единых правил и требований, нередко искажали информацию, и тем самым вводили студентов в заблуждение». Даже в 2011 году были случаи, когда деканы факультетов, отвечая на вопросы в Виртуальной приемной, давали неверную информацию (см. Материалы ректорского совещания от 14.11.2011г., п. 6).

Начальник учебного управления Е. Г. Бабелюк устраивала еженедельные совещания со своими заместителями по направлениям, на которых они разрабатывали единые нормативные требования и регламенты. Например, обсуждали форму личной карточки обучающегося (до этого личные карточки велись в каждом деканате по-своему, несогласованно), какие ведомости когда и как оформлять, куда класть, где хранить... Из этих зафиксированных требований и регламентов постепенно формировались единые Правила обучения (как кодекс — из отдельных нормативных актов). «На этих совещаниях в управлении мы подробно обсуждали каждый пункт. Допустим, если ввести такую-то норму, как она будет работать? В спорах пытались представить аргументы за и против, находили решение, приемлемое для всех участников обсуждения», — вспоминает М. Ю. Лаврикова.

«Из правил могут быть исключения. Но эти исключения должны быть сформулированы в форме... новых правил — так, чтобы ими могли воспользоваться все студенты, подпадающие под выделенную категорию, — объясняет Е. Г. Бабелюк. Был такой случай: декан факультета менеджмента В. С. Катькало отстаивал позицию, что студенты, осваивающие программы в области менеджмента, не должны иметь права на вторую пересдачу экзамена (прежде на этом факультете действовало правило, что пересдавать экзамен можно только один раз!). Е. Г. Бабелюк предложила декану сформулировать это исключение (а точнее, новое правило), которое могло быть применено к студентам всего Университета — правила-то единые для всех. В. С. Катькало не смог придумать такую формулировку. Сегодня все студенты СПбГУ имеют право дважды пересдавать экзамен (один раз — преподавателю и один раз — аттестационной комиссии).

Был установлен способ контроля соблюдения новых правил — регулярные проверки. Коллеги приезжали в очередной учебный отдел (например, по направлениям «Международные отношения», «Политология», «Социология» и «Экономика»), брали все документы и досконально их проверяли. Например, нет ли «забытых» студентов? Все ли ведомости правильно оформлены (все ли подписи поставлены, соблюдены ли сроки исполнения)? Соответствуют ли данные в разных документах? К примеру, оценки за зачет или экзамен вносятся в три документа: в экзаменационную ведомость, в личную карточку студента и в сводную ведомость. Если, допустим, какую-то оценку пропустили или перепутали при переносе, тогда один студент, возможно, не получит стипендию, а другого «забудут (!)» отчислить... А есть образовательные программы с огромным количеством обучающихся (на образовательных программах «Экономика», «Математика», «Филология» учится по 200–300 студентов на каждом курсе). И в те годы, когда не было информационных систем и учет велся вручную, вероятность ошибки была велика... Эти ошибки «выгружались» на общее рассмотрение в ходе совещаний, анализировались, учитывались. Таких проверок начальники учебных отделов опасались, но понимали всю важность этой работы.

Сейчас, когда функционирует информационная система «Обучение» (см. Электронные сервисы СПбГУ в образовательной деятельности: прошлое и настоящее), подобных ошибок не должно быть —компьютерная система переносит все данные по требованию диспетчера в автоматическом режиме. Если внесешь какую-то оценку в одну электронную ведомость, то она появится везде, где следует.

На совещаниях в учебном управлении сегодня обсуждаются в том числе и вопросы, которые пока не урегулированы правилами. Например, третья пересдача зачета по иностранному языку до недавнего времени на разных образовательных программах проводилась в разное время: в декабре, январе или феврале, все зависело от диспетчеров, составляющих расписания. «Локальные нормативные акты СПбГУ не запрещают этого, определяют только периоды, когда возможно проведение пересдач. Но фактически для студентов разных образовательных программ в таком случае будет установлено разное время на подготовку, — рассказала Н. Г. Бойко. — После обсуждения этого вопроса на совещаниях в учебном управлении было установлено: заседания всех аттестационных комиссий по иностранному языку проводить не раньше февраля. Теперь все студенты находятся в одинаковых условиях, у всех у них полтора месяца на подготовку к пересдаче».

Как студенты защищают свои права

Вот несколько примеров того, как единые университетские правила теперь помогают обучающимся отстаивать свои права.

Случай 1. О несданном зачете и возможном отчислении

Студентка IV курса, обучающаяся по программе «Журналистика», обратилась к ректору за помощью 6 мая 2011 года. Ей грозило отчисление из-за того, что она в начале мая не сдала один из зачетов. Н. М. Кропачев объяснил студентке, что для решения спорного вопроса нужно установить, как происходил зачет, была ли нарушена процедура. И при этом неважно, что она несколько семестров училась на «хорошо» и «отлично», или то, что она поступила по целевому набору от Республики Саха (Якутия).

Ректор разобрал аргументы студентки, приведенные в ее заявлении. Например, пересдача зачета была назначена на следующий день после первой сдачи (надо проверить, соблюдены ли нормативные сроки...) При проведении зачета преподаватели нарушили схему проведения зачета, опубликованную на странице факультета портала СПбГУ (следует выяснить, обязательная ли эта схема или рекомендательная, применяемая с формулировкой «как правило»...) Вопросы к зачету на сайте были одни, а спрашивали по другим вопросам, и студентке не было предоставлено ни одного из перечисленных на сайте заданий (тоже надо разбираться...).

В письме от 26 мая 2011 года проректора по учебной работе Е. Г. Бабелюк этой студентке — по поручению ректора СПбГУ — сообщается следующее: «По результатам проведенной проверки установлено, что при пересдаче зачета по дисциплине "Теория и практика СМИ" Вам были заданы вопросы, отличные от указанных в перечне вопросов к зачету по данной дисциплине и заданий для студентов, пересдающих зачет аттестационной комиссии, размещенных на официальном сайте Университета в разделе "Факультет журналистики". Соответственно, результаты аттестационной комиссии признаны недействительными, и Вам будет предоставлена возможность пересдавать зачет по указанной дисциплине аттестационной комиссии в установленном в Университете порядке»... А уже 2 июня 2011 года студентке была предоставлена возможность пересдать зачет аттестационной комиссии (см. Материалы с приема граждан 06.05.2011, п. 2).

По итогам проведения промежуточной аттестации тоже были обращения и личные, и через «Виртуальную приемную» (см., например: Пересдача экзамена по истории). Начальник учебного управления СПбГУ Н. Г. Бойко

Случай 2. О нарушении процедуры приема зачета

Студент III курса, обучавшийся по образовательной программе «Африканистика», трижды не сдал зачет по дисциплине «Социальная антропология Африки» и был представлен к отчислению. В ходе приема ректором граждан 10 июня 2014 года он заявил, что во время приема зачета по дисциплине «Социальная антропология Африки» были нарушения процедуры, и привел конкретные пункты Правил обучения в СПбГУ, которые, на его взгляд, не были соблюдены. В частности, он сообщил, что во время зачета в устной форме преподаватель сам выдавал студентам билеты, зная их содержание, и не давал возможность «вытянуть» любой билет. Хотя, согласно п. 4.2.10 Правил, «при проведении зачета (экзамена) в устной форме с использованием билетов каждый студент имеет право выбрать любой билет, не зная заранее его содержание, и с исключением возможности видимости заданий, входящих в билеты...» (см. на сайте СПбГУ в разделе «Учебная деятельность»).

Ректор дал поручение проректору по учебной работе Е. Г. Бабелюк провести по этому вопросу проверку (см. Материалы с приема граждан от 10.06.2014, п. 3). Проверка показала, что во время пересдачи зачета по дисциплине «Социальная антропология Африки» членами аттестационной комиссии была нарушена процедура приема зачетов: не была предоставлена возможность самостоятельно выбрать билет для подготовки ответа (см. Материалы ректорского совещания от 28.07.2014, п. 4). В итоге результаты промежуточной аттестации были аннулированы, назначен новый срок проведения зачета, приказ об отчислении был отменен.

Случай 3. О выплате стипендии студентам

В феврале 2012 года стипендию студентам, обучающимся по образовательной программе «Прикладная математика и процессы управления», не выплатили вовремя. Студенты спрашивали у членов коллектива учебного отдела — им объяснили, что документы на выплату стипендии в установленные сроки не были оформлены. И вместо того, чтобы быстро оформить документы в ближайшие дни, решили... отложить выплату на месяц. Аргумент простой: «А у нас так уже делали раньше...» Об этом грубом нарушении университетских правил ректор сообщил на ректорском совещании 12 марта 2012 года (см. Материалы ректорского совещания от 12.03.2012г., п. 2).

К тому времени вопрос с выплатой стипендии был уже решен — деньги были перечислены на карточки студентов. Это произошло оперативно, потому что одна из студенток-первокурсниц написала в Виртуальную приемную СПбГУ, чтобы узнать, когда же будет стипендия (см. Ответ проректора по учебной работе Е. Г. Бабелюк от 5 марта 2012 года). Это была реальная помощь и студентам, которые в противном случае были бы вынуждены ждать стипендии еще две недели, и руководителям, которые смогли не только быстро решить проблему, но и устранить саму причину возникновения подобных ситуаций.

Руководство Университета и сегодня реально нуждается в обратной связи для того, чтобы оперативно получать информацию о возможных сбоях в системе управления. Можно использовать разные средства связи: письменное обращение к ректору и проректорам, в Виртуальную приемную СПбГУ, сообщения по административным (корпоративным) электронным адресам должностных лиц Университета, а также личные обращения во время приемов граждан, которые проводят ректор, проректоры, деканы. Проблемных вопросов немало, но они решаются. В Виртуальной приемной создан специальный раздел «Результаты обращений».

По результатам обращений обучающихся, преподавателей и сотрудников регулярно принимаются меры для решения поднимаемых вопросов. Например, вносятся изменения в расписание учебных занятий, даются разъяснения по существующим в Университете процедурам, порядкам и правилам.Начальник учебного управления СПбГУ Н. Г. Бойко

«Сегодня студенты все чаще изучают "Правила обучения..." и активно отстаивают свои права, аргументируя позицию со ссылкой на тексты локальных актов (см. Активность студентов в защите своих прав). Таким образом они помогают обнаружить нарушения процедуры и избежать их в дальнейшем», — отметила Е. Г. Бабелюк.

Например, случается, что аттестационная комиссия проводит экзамен или зачет в ненадлежащем составе: вместо трех членов комиссии присутствует только один или два (см. Материалы ректорского совещания от 28.07.2014, п. 4). На этом основании приходится аннулировать результаты промежуточной аттестации, назначать новые сроки проведения зачета или экзамена, отменять приказы об отчислении.

Или был случай: в рабочей программе учебной дисциплины по образовательной программе «Математика» было написано: «Форма проведения экзамена — традиционная». А между тем там должна быть описана методика проведения экзамена и критерии оценивания знаний, умений и навыков обучающегося. Были жалобы студентов, и результаты промежуточной аттестации пришлось аннулировать.

Как работают правила?

Еще несколько примеров того, как единые университетские правила помогают сотрудникам учебного управления решать возникающие проблемы.

Случай 4. О назначении повышенной стипендии

Магистрант-биолог I курса знал критерии назначения повышенной государственной академической стипендии в СПбГУ и полагал, что сумму баллов в рейтинге ему сосчитали неверно. С этим вопросом он и пришел на прием к ректору 15 мая 2012 года. Ректор СПбГУ Н. М. Кропачев пригласил участвовать в беседе проректора по учебной работе Е. Г. Бабелюк. Они обсудили каждый пункт, на который ссылался студент.

Например, магистрант заметил, что в п. 7а дополнительные баллы за успехи в учебе начисляются в том случае, если студент не менее двух семестров, предшествующих назначению стипендии, учился на «отлично» и «хорошо». Посетителю по этому пункту баллов не начислили, потому что он проучился в Университете на магистерской программе всего один семестр. А он считал, что надо было учитывать и результаты семестров его обучения в бакалавриате. Иначе, доказывал студент, у всех магистрантов I курса по этому пункту будут нули. Ректор объяснил: обучение в магистратуре — это освоение им новой образовательной программы, это новое поступление в вуз, поэтому предыдущие результаты и не учитываются.

Дальше разбирали п. 9б — наличие у студента научных публикаций. Посетитель был недоволен тем, что ему не зачислили публикацию тезисов. По мнению ректора, естественно, что в определении этих критериев самое активное участие принимали сами студенты. То, что биологи предложили не учитывать тезисы, — это их право. Почему так считают студенты-биологи, студент может узнать у руководства студсовета факультета... Затем — п. 12а: посетителю не засчитали его победу в соревнованиях по настольному теннису, которые он одержал, когда отдыхал в оздоровительном комплексе «Университетский». И ректор, и проректор только руками развели: ну, разве это те соревнования, результаты которых надо учитывать при определении размера повышенной стипендии? Разве будет честным получать повышенную стипендию за такие спортивные достижения?.. На все вопросы магистрант получил подробные ответы (в том числе о заседаниях студсовета, где обсуждались критерии назначения повышенной стипендии). Вместе посмотрели рейтинговый список студентов, получивших повышенную стипендию во втором семестре, на портале СПбГУ в разделе «Внеучебная деятельность». И обнаружили в этом списке, на странице «Биолого-почвенный факультет», 8 магистрантов I курса, которые смогли набрать достаточное количество баллов для получения повышенной стипендии.

Разговор со студентом был конкретным и содержательным. И ректор на основе действующих правил смог убедить посетителя в правильности принятого решения. «В текущем году для начисления повышенной академической стипендии необходимо было набрать не менее 32 баллов» (это сообщил проректор по направлениям «Биология», «География, геоэкология и почвоведение» А. А. Заварзин в своем ответе на обращение магистранта). А магистранту в соответствии с представленными документами «было начислено 17 баллов», поэтому повышенная стипендия ему не назначена (см. Материалы с приема граждан 15.05.2012, п. 2).

Еще за два-три года до этого такой разговор вряд ли мог состояться. Единых правил не было (в том числе и правил назначения повышенной стипендии), обсуждать было нечего, у обеих сторон не было аргументов в споре... А теперь правила назначения повышенной стипендии действуют.

Повышенная государственная академическая стипендия была учреждена в конце 2011 года постановлением Правительства РФ от 18 ноября 2011 года № 945. Постановление определяло порядок назначения повышенной стипендии студентам, имеющим достижения в учебной, научно-исследовательской, общественной, культурно-творческой и спортивной деятельности, устанавливало критерии оценки достижений... Каждый студенческий совет факультета или института на основании этих критериев разработал систему критериев для назначения повышенной академической стипендии студентам соответствующего направления. В остальном порядок назначения данной повышенной стипендии и порядок расчета размера повышения стипендии были одинаковы по Университету. Начальник управления по работе с молодежью М. А. Савинов

В конце 2016 года данное Постановление утратило силу. О новых правилах см. здесь: Изменились правила назначения повышенной государственной академической стипендии и здесь: Студенческий совет представил предложения по критериям назначения академической стипендии в повышенном размере.

Случай 5. Об информации в дипломе

Весной 2016 года в Виртуальную приемную обратился студент II курса магистратуры по направлению «Экономика» с просьбой включить в диплом информацию о прохождении производственной практики. Несмотря на то, что в соответствии с инструкцией о порядке заполнения, выдаче и хранении документов о высшем образовании СПбГУ от 10 мая 2016 года название организации, в которой была пройдена практика, в обязательном порядке будет указываться в дипломе СПбГУ только с 2017 года, было принято решение о возможности внести эти данные в диплом по запросу заявителя в связи с тем, что место прохождения практики может иметь определяющее значение для потенциального работодателя при трудоустройстве.

Случай 6. Об индивидуальном графике сдачи зачетов и экзаменов

Студент III курса, осваивающий основную образовательную программу бакалавриата «Математическое обеспечение и администрирование информационных систем», во время проведения промежуточной аттестации принимал участие во внеучебном мероприятии как участник команды КВН СПбГУ. Ввиду того, что не было издано распоряжение о его направлении на это мероприятие, заявитель не мог подтвердить свое участие документально. Студент обратился с заявлением к начальнику учебного управления с просьбой предоставить индивидуальный график сдачи зачетов и экзаменов. После проверки факта присутствия студента на внеучебном мероприятии причина отсутствия студента была признана уважительной, студенту был предоставлен индивидуальный график сдачи зачетов и экзаменов.

Случай 7. О восстановлении в аспирантуре

В декабре 2012 года бывшая аспирантка СПбГУ пришла к ректору за помощью. Она рассказала, что летом 2010 года выиграла грант Германской службы академических обменов (DAAD) и уехала в Германию: сначала прошла языковой курс в Гёттингене, а потом занималась в Рурском университете в Бохуме. Это, по ее словам, было необходимо, чтобы работать над темой диссертации (большая часть исследований по этой теме была на немецком языке). А когда вернулась в Петербург, не могла продолжить обучение в аспирантуре из-за того, что, по ее словам, «стажировка была неправильно оформлена».

Весной 2010 года она была аспиранткой I курса и получила стипендию DAAD для обучения за границей. В отделе аспирантуры, как она рассказывает, ей предложили отчислиться из аспирантуры по собственному желанию и пообещали, что она сможет восстановиться, когда вернется из Германии. А если заявления не напишет, то ее отчислят за неуспеваемость. По ее словам, выбора у нее не было, и она написала заявление с просьбой отчислить ее по собственному желанию.

Вернувшись в Россию, в августе и в октябре 2011 года она обратилась в тот же отдел аспирантуры, но восстановить ее не смогли из-за того, что вакантных бюджетных мест не было. Так продолжается уже больше года, а свободных мест по-прежнему нет... Бывшая аспирантка считает, что сотрудники отдела аспирантуры ввели ее в заблуждение, предложив написать заявление об отчислении и уверив, что ее восстановят после возвращения в Петербург.

Н. М. Кропачев согласился с тем, что ее ситуация сложная в житейском плане, и что он будет пытаться понять, что же произошло два года назад. Николай Михайлович объяснил, что, например, Университет направляет студентов и аспирантов-менеджеров на обучение в зарубежные вузы не один год. И никто для этого не предлагает им отчислиться из СПбГУ. А учебные курсы, изученные в другом вузе, засчитывают здесь, в нашем Университете. Это годами сложившаяся практика в СПбГУ. Почему в данном случае произошло иначе, надо разбираться...

Как выяснилось в ходе изучения индивидуального учебного плана бывшей аспирантки, участие в конкурсе на стипендию DAAD было запланировано. А значит, и поездка для обучения в Германию — тоже! Таким образом, предложенное некомпетентными работниками отдела аспирантуры отчисление по собственному желанию действительно было нарушением прав аспирантки. Она должна была, находясь в Германии, продолжать обучение в аспирантуре, а результаты ее работы по возвращении должны были стать предметом ежегодной аттестации. И если они оказались бы удовлетворительными, то у девушки оставалось бы время для завершения работы над диссертацией. В связи с этим приказ об отчислении аспирантки по собственному желанию был отменен как изданный неправомерно. Она продолжила обучение в аспирантуре (см. Материалы с приема граждан 18.12.2012, п. 3).

Но на этом дело не закончилось. На ректорском совещании 14 января 2013 года (см. Материалы ректорского совещания от 14.01.2013, п. 2) проректор И. А. Дементьев сообщил, что обращение бывшей аспирантки к ректору стало поводом для проверки и анализа индивидуальных учебных планов более десятка кафедр нескольких близких по методике обучения научных специальностей. Выяснилось, что необходимость участия в конкурсе стипендий DAAD для прохождения зарубежной стажировки была указана в индивидуальном учебном плане только этой аспирантки (одной из нескольких десятков аспирантов).

Вопрос оказался гораздо шире. В результате в Университете была налажена эффективная система планирования работы и аттестации аспирантов. Например, когда принимают в аспирантуру, нужно учитывать имеющиеся ресурсы Университета (выполнима ли данная аспирантская работа, достаточно ли ресурса для ее выполнения — например, есть ли деньги на зарубежную стажировку?..) Индивидуальные учебные планы аспирантов были приведены в соответствие с правилами подготовки и аттестации аспирантов СПбГУ. Решение частного, вроде бы, вопроса привело к решению системной задачи в масштабах всего Университета.

Недавно подготовлены и внесены изменения во Временные правила обучения по программам подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре, реализуемым в СПбГУ (приказ от 10 февраля 2017 года № 1367/1 «О внесении изменений в приказ от 13.05.2015 № 3783/1 "Об утверждении Временных правил обучения по программам подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре, реализуемым в СПбГУ"»). Из Временных правил исключен пункт, ограничивающий возможность восстановления только перед началом периода обучения, соответствующего периоду обучения, с которого аспирант был ранее отчислен, не позволяющий осуществлять восстановление аспирантов в середине учебного года. В результате, по заявлениям ряда аспирантов, было принято положительное решение о восстановлении их на образовательные программы аспирантуры с 11 февраля 2017 года.Начальник отдела по сопровождению программ аспирантуры, ординатуры и интернатуры учебного управления СПбГУ Н. Б. Иванус

Случай 8. Об обучении в магистратуре японского университета

Студент магистратуры СПбГУ по направлению «Процессы управления» Николай Гладков был направлен в октябре 2013 года на включенное обучение в Университет Токио (Япония) с 28 октября 2013 года по 31 марта 2014 года. Во время пребывания в Японии он участвовал в конкурсе и выиграл грант на годовое обучение в магистратуре Токийского университета. Результат конкурса он узнал буквально за несколько дней до окончания срока включенного обучения. В этой связи начальник отдела международного образовательного сотрудничества учебного управления СПбГУ А. В. Породина рекомендовала ему воспользоваться правами, которые дает п. 8.1.2.2. главы 8 «Академические отпуска» Правил обучения в СПбГУ. И студент, не выезжая из Японии, прислал в Университет электронную копию заявления о выходе из включенного обучения и предоставлении академического отпуска (приложив письмо из вуза, подтверждающего прием нашего студента на обучение). Он благополучно прошел в Японии годовое обучение по гранту. Затем вернулся, вышел из академического отпуска, выполнил в СПбГУ учебный план и защитил магистерскую диссертацию. Эти возможности появились в связи с новой редакцией Правил обучения.

Случай 9. О прохождении летней практики в родном городе

Студент-вечерник, обучающийся по направлению «Прикладные коммуникации», весной 2015 года обратился в Виртуальную приемную с вопросом о том, почему летнюю практику нужно обязательно проходить в Петербурге. Во время учебы вечерники снимают здесь жилье и для этого работают дополнительно, а на лето хотели бы уехать в родные города — и проходить практику там. Ему ответила проректор по учебной работе Е. Г. Бабелюк, объяснив правила прохождения практики в Университете. В частности, она сообщила, что работающие студенты могут проходить производственную практику в организации, с которой они заключили трудовой договор, без заключения отдельного договора на проведение практики между СПбГУ и этой организацией. Если же организация, в которой студент работает, не отвечает требованиям, необходимым для успешного прохождения практики, то студент может выбрать другую организацию, одну из предложенных в перечне (см. Летняя практика в родном или другом городе).

В связи с подготовкой новой редакции Положения об организации и порядке проведения практик обучающихся Санкт-Петербургского государственного университета предполагается внести в Правила обучения некоторые уточнения, касающиеся проведения практик и аттестации по их результатам. Начальник отдела организации практик и содействия трудоустройству учебного управления СПбГУ С. С. Суровцевой

...Как мы видим, единые Правила обучения по основным образовательным программам СПбГУ успешно работают. Они надежно защищают права обучающихся — в том числе и в случаях, когда кто-то из студентов (или их родственников) просит должностных лиц Университета «сделать исключение», или «пойти навстречу», или «помочь» в какой-то конкретной ситуации. Такому посетителю объясняют, что фактически он просит нарушить правила! И еще раз объясняют, что любые исключения ломают правила.

На портале СПбГУ в марте 2015 года открыт специальный раздел «Прошу нарушить правила!», где собраны случаи подобных обращений. А ранее, в феврале 2011 года, был открыт раздел «Обращения к ректору», где публикуются незаконные обращения должностных лиц к ректору СПбГУ с просьбами «посодействовать» — например, принять конкретного абитуриента в СПбГУ... И в том, и в другом случае гласность подобных обращений привела к тому, что... обращения нарушить правила практически исчезли. А правила совершенствуются и продолжают действовать.