Лечебница для книг

Библиотекари уже три года врачуют книги, зараженные плесневым грибком. Как происходит эта кропотливая, тяжелая и грязная работа? Как книги возвращаются к читателям?

Заведующая отраслевым отделом Научной библиотеки имени М. Горького по направлению филология О. В. Васильева наше знакомство с книгохранилищем начала с расспросов о моем здоровье. Ее интересовало, нет ли у меня аллергии, заболеваний легких и какова моя реакция на химические препараты. Выяснилось, что это необходимый минимум сведений для допуска к библиотечному фонду, находящемуся в полуподвальном помещении здания Жё де пом.

Анамнез. Плесень и грибки — результат затоплений

Книги здесь больные. Они поражены плесенью. И библиотекари уже несколько лет спасают поврежденные издания. Но процесс лечения затянулся на долгие годы и потребовал немалых усилий всего коллектива отраслевого отдела.

411 977

книг было в библиотеке филологического факультета на начало 1999 года.

В 1999 году «в целях повышения эффективности использования помещений» по приказу Л. А. Вербицкой библиотека филологического факультета была переведена из помещения площадью 910 м2 по адресу 1 линия, д. 26 в полуподвальное помещение и помещение на втором этаже общей площадью 602 м2 в здании Jeu de paum по адресу Университетская набережная, д. 7–9о. Предоставленная площадь оказалась почти в два раза меньше той, что была необходима для размещения фонда указанного объема, кроме того, нужны были площади для читального зала, абонемента и производственных помещений. В полуподвальном помещении было складировано на полу и на полках 120 тысяч книг и журналов.

В 2000 году декану филологического факультета С. И. Богданову приказом и. о. ректора В. Н. Трояна от 06.07.2000 № 844/1 было поручено организовать перевод библиотеки филологического факультета из неприспособленных помещений в здании по адресу Университетская наб., д. 7–9–11о в специально закрепленные за филологическим факультетом для этой цели помещения в здании по адресу: 9 линия, д. 2/11. Однако это распоряжение С. И. Богдановым не было выполнено, а в здании появился ресторан «Айвенго» (см. Аренда университетского имущества: прошлое и настоящее. Интервью с проректором М. Н. Кудилинским; Куда подевался ресторан на филологическом факультете?; Водонапорная башня в Павловске; Зарплата филологов и премия С. И. Богданову).

Фондохранилища в полуподвальном помещении заливались в результате прорыва систем отопления, а также затапливались при повышении уровня грунтовых вод и прорыва ливневых вод. После неоднократных протечек горячей и холодной воды начался активный рост плесневого грибка на изданиях, стенах, полу и стеллажах.

Ольга Вадимовна демонстрирует пораженные книги с белыми, серыми, черными пятнами и потеками. Вот, например, первый том «Комментариев к Дионисию» Фр. Кройцера на латыни, изданный в Германии в 1809 году. Библиотекари — не биологи и не химики, распознать и назвать вид поражения не могут, хотя латынью владеют. Но то, что книга поражена, видно невооруженным глазом: из-за воды она деформирована, на ее мягкой обложке и корешке — серые пятна разной интенсивности, многие страницы тоже в пятнах, больших и поменьше... Разные книги поражены в разной степени. Некоторые — совсем чуть-чуть, с краю, на нескольких страницах. А другие сильно почернели или покрылись сероватым «мхом», их страницы слиплись настолько, что издания пришлось срочно изолировать, а затем, возможно, и списывать.

Диагноз. Оценить масштаб бедствия

«Сохранить или списывать, заменить экземпляр или его реставрировать — по каждой книге решение принимается индивидуально, — отметила О. В. Васильева. — Во-первых: оцениваем, сколько экземпляров издания имеется. А для этого книги должны быть выставлены на полках в нужном порядке. Второе: сверяем с каталогом. Выписываем контрольный талон на каждую книгу (копию библиотечного формуляра), идем на второй этаж и сравниваем с записями на карточках в каталоге. Третье: изучаем, насколько каждая книга нужна в учебном процессе. Для этого смотрим рабочие планы учебных дисциплин, списки обязательной и дополнительной литературы по каждому предмету. Иногда требуется до 300–400 экземпляров учебников на целый поток, а иногда всего 3–4 книги на учебную группу».

Пять биологических экспертиз, проведенных в 2007–2014 гг., показали наличие живой микробиоты в помещении полуподвального книгохранилища и повышенную концентрацию грибковых спор в воздухе. Отдел обеспечения сохранности документов ФГУ РГИА по итогам соответствующей экспертизы в заключении от 11.01.2007 завал книг в отраслевом отделе по направлению «Филология» признал очагом массового поражения книг и документов плесневыми грибами. В отчете о состоянии фондов Научной библиотеки от 12.12.2007 и служебной записке проректора по научной работе от 10.01.2008 отраслевой отдел по направлению «Филология» был отнесен к проблемным подразделениям.

В результате нарушения температурно-влажностного режима в данном фондохранилище был приведен в полную негодность 3 021 экземпляр изданий, выпущенных в период с 1806 по 1946 год (согласно Акту о списании исключенных объектов библиотечного фонда от 19.12.2014 № 5206). Большинство из них — дореволюционные.

6 042 000

рублей будет стоить восстановление этих книг по предварительной оценке.

За последние годы ситуация заметно улучшилась: водные коммуникации починили, протечек давно нет. Но полуподвал по-прежнему мало приспособлен для хранения библиотечного фонда. В настоящее время в книгохранилище идет отбор книг (прежде всего это издания XIX века) для перемещения в соседнее здание и расстановки по шифрам.

Работа ведется посменно. В этот день библиотекари Евгения Федоровна Французова и Татьяна Володаровна Стенина разбирают здоровые книги, сортируют их по времени издания (XIX, XX век) и по тематике. Библиотечный фонд должен обеспечить студентов самых разных образовательных программ. Здесь собрана литература не только по филологии, лингвистике, иностранным языкам, но и по философии, экономике, истории России и стран изучаемого языка.

На дальних стеллажах сложены увязанные в пачки книги — их будут переносить в соседнее здание. Если здесь — своего рода «приемный покой» и «смотровая», то в соседнем здании — настоящая лечебница.

«Никаких транспортеров нет, всё делали вручную, и не раз. От нашего здания до соседнего выстраивали цепочку — человек двадцать (приглашали для этого коллег-библиотекарей из других отделов) — и передавали пачки книг: сначала по подвалу, со стеллажей до окна, затем через улицу, от окна здесь до окна там», — рассказывает О. В. Васильева.

В период с апреля 2007 по июль 2012 года силами коллектива отраслевого отдела по направлению «Филология» в условиях, представляющих опасность для здоровья людей, завал в полуподвальном книгохранилище был ликвидирован. Отобраны издания на списание, подняты на стеллажи пачки изданий, подлежащие более детальной разборке. Поврежденные издания до 1945 года отобраны, упакованы в коробки и складированы в отдельном помещении как представляющие биологическую опасность.

Лечение. Рецепт один, но подход индивидуальный

В соседнем здании на первом этаже на полу и стеллажах книги лежат в связках и коробках: как их передавали через улицу, так они тут и сложены. На каждой специальный шифр, например, ХДИ 169 (ХДИ — это значит художественная, древняя, на иностранных языках; 169 — номер коробки).

В целях исключения нежелательного влияния на здоровье людей библиотекари здесь трудятся вахтовым методом, посменно. В работе принимает участие весь коллектив, каждый работает в меру своих сил. Библиотекарь Наталья Олеговна Опалева производит обеспыливание. Она в маске, перчатках и в халате. Вытаскивает поштучно книги из коробки, специальной губкой протирает каждый экземпляр от пыли, затем укладывает в стопки на столе в коридоре. Каждая стопка с табличкой (ХДИ 156, ХДИ 157 и т. д.). Книжная пыль удаляется тяжело. Пробовали обеспыливать залежи бытовыми пылесосами, но техника не выдерживает (несколько штук сломалось за эти годы — от перенапряжения). А люди, хоть и тяжело им, но продолжают свой труд.

В целях обеспечения физической сохранности фонда члены коллектива Научной библиотеки переместили порядка 45 тысяч экземпляров изданий из книгохранилища во временно выделенные помещения. В предоставленных помещениях организована работа по гигиенической обработке изданий с применением раствора химического реактива. Обработанные издания расставляются на стеллажи по месту временного хранения.

Согласно составленному расчету затрат, только за период 2014–2017 годов Санкт-Петербургским государственным университетом на обеспечение восстановительных работ в отношении тех изданий, которые не были уничтожены безвозвратно, было израсходовано 665 124,48 рублей.

По оценкам библиотекарей, до 7 % пораженных изданий требует полистной обработки химическим составом. Часть из них уже обработана и «вылечена», но больных, зараженных книг еще много. В следующем отсеке коридора первого этажа Светлана Дмитриевна Мазурова обеззараживает литературу 1 %-ным раствором метатина. Макает губку в оранжевое ведро, выжимает ее, затем протирает: сначала обложку и обрезы книги, затем форзацы, а потом каждую страницу (представьте, сколько времени для этого требуется, ведь тут есть экземпляры и по 500 страниц!). Она тоже в резиновых перчатках, в халате и в маске. После обработки метатином Светлана Дмитриевна выставляет книги на просушку — ставит вертикально на корешок, расправив страницы веером. Сильно поврежденную книгу (вот попался экземпляр с большими черными пятнами на форзацах) она откладывает в особую коробку у окна — позже такие экземпляры будут обрабатывать отдельно.

Просохшие книги переносят на третий этаж — вручную, по лестнице, в коробках (лифт не работает). Мы тоже поднялись туда. И увидели стеллажи, на которых уже расставлены книги — аккуратно, по порядку, с разделителями, например, Herodotus (Геродот), Hesiodus (Гесиод) и т. п. «Этот фонд готов для выдачи, — объяснила О. В. Васильева. — Поскольку книги старые (изданы в XIX веке), то в соответствии с правилами обслуживания выдаются только в читальный зал».

По данным на 15.04.2017, обеспылено и обработано противоплесневым препаратом свыше 7,5 тысяч изданий. Разобрано по тематике, распределено по хранилищам на разных этажах здания и расставлено на стеллажи более 16 тысяч изданий. Работа продолжается.