Как управлять вдохновением?

Как настроиться на творческий процесс? Откуда берутся идеи? Как создаются инновационные дизайнерские решения?

На эти и другие вопросы ответила профессор СПбГУ Галина Лола, создатель авторской методологии дизайнерской практики и разработчик нового университетского онлайн-курса «Дизайн-методология: управление вдохновением», который 30 сентября стартует на платформе «Открытое образование»

Галина Николаевна, в октябре этого года в Университете запускается ваш онлайн-курс, посвященный методологии дизайна. Кому, кроме дизайнеров, он будет полезен?

Креаторам самого широкого профиля. Этот курс для всех, кто стремится создавать: не повторять уже известное, а продуцировать новые впечатления, опыты, состояния, чем бы он ни занимался.

Что нового из курса узнает для себя человек, не связанный с профессиональным дизайном?

Процитирую «Хазарский словарь» Милорада Павича: «От истины нельзя получить больше, чем вы в нее вложили». Тот, кто будет слушать внимательно от начала и до конца, возымеет больше. Причем совершенно не обязательно иметь профильное образование. На нашу магистерскую программу «Графический дизайн» приходят люди без профильных знаний — например, экономисты. Что интересно, они быстрее наших выпускников бакалавриата осваивают курс: у них сильнее мотивация, любопытство и желание. И в результате у них получаются более интересные концепции.

Что делает процесс обучения на вашем курсе веселым, как вы обещаете в промо-ролике на странице курса?

В курсе очень много отсылок к современным произведениям. Многие вещи в области методологии креатива невозможно объяснить без художественных текстов и образов. Я обращаюсь к фильмам, спектаклям, современной поэзии. А поскольку у нас все-таки академический контент (ведь изначально это университетский курс), получается некий диссонанс контента и контекста, что вызывает определенное оживление. Кроме того, в курсе очень сильная анимационная составляющая: практически в каждом модуле есть ролик — и не один. Поскольку речь идет о мышлении и ментальных процессах, визуализировать работу сознания очень интересно. Ролики, кстати, создавала выпускница бакалавриата нашей кафедры дизайна, а теперь и магистрантка Ардак Муканова. Эта анимация очень важна: она и информативна, и медитативна, и забавна.

На примере каких современных художественных произведений вы разбираете процесс дизайна?

Если говорить о литературе, то это, безусловно, Борхес, это «Хазарский словарь» Павича, «Улисс» Джойса и «Разговор о Данте» Мандельштама. Последнее, я считаю, вообще программное произведение о том, как рождается поэтическая материя. В будущем в программу занятий я также планирую ввести «Евангелие от Иисуса» и «Перебои в смерти» Жозе Сарамаго, а также «Воспоминания Адриана» Маргерит Юрсенар.

Из кинематографических произведений на курсе мы анализируем «Начало» режиссера Кристофера Нолана, «Мастера» Пола Томаса Андерсона и, конечно, «Прибытие» Дени Вильнёва, снятое по рассказу Теда Чана «История твоей жизни», который мы также разбираем на курсе. Это три важнейших фильма для нас. Попутно для реконструкции мы берем такие фильмы, как «Однажды в Анатолии» (режиссер Нури Бильге Джейлан) и «Чайки» (режиссер Элла Манжеева).

Безусловно, кино — это только повод для теоретического разговора. Есть теория, которую не объяснить в понятиях и абстракциях. Мы не просто обсуждаем фильмы, а изучаем их, подвергаем реконструкции. Например, фильм «Прибытие» раскрывает тему языка: какие существуют в мире языки, подобные изображаемому в картине языку инопланетян? Мои студенты сравнивают его с языками древних цивилизаций, самостоятельно выстраивают эти связи, соотносят с визуальным графическим языком.

Курс базируется на вашей авторской методологии семиотического дискурсивного моделирования. Насколько понятна студентам эта методология? Придерживаются ли они ее в дальнейшей профессиональной деятельности?

Когда я выступаю на конференциях, мне говорят: «Как все это сложно». Когда я задаю студентам вопрос: «Вам это сложно?» — они отвечают: «Нет».  

Потому что мы подробно, на примерах разбираем каждый шаг методологии СДМ на занятиях. Я считаю, что знание о креативных технологиях по-другому существовать не может: всегда должен быть учитель. Думаю, что в этом ценность онлайн-курса — там есть все: и лекции, и тексты, и видео, и анимация, и презентация, и общение онлайн.

Придерживаются ли студенты этой концепции в практике? Бывает по-разному. Но в последние годы происходит интересная вещь. Ко мне подходят коллеги-преподаватели и говорят: «Мы хотели бы тоже разобраться в этой методологии, потому что студенты говорят на этом языке, обсуждают между собой». Получается, что студенты живут в этой методологии уже совершенно самостоятельно, без моего участия. Для них это становится нормальным способом мышления.

Выпускники же, с которыми я общаюсь, говорят так: «Когда поработаешь год-два, понимаешь, что эта методология — великолепное прикрытие. Когда ты начинаешь объяснять заказчику, что твоя концепция выстроена по этой методологии, тебя начинают уважать за стройность и логичность мысли, за наличие базы, за техничность, технологичность и профессионализм». Те, кто в профессии, уже могут оценить, что благодаря методологии СДМ ты быстрее добиваешься нужного результата, находишь неординарные решения. Кстати, в курсе значительное внимание уделяется понятию лимб, что означает творческое «зависание», противоположное вдохновению. В модулях говорится о том, как из него выходить и как с ним работать.

Сколько поколений студентов уже апробировали концепцию СДМ?

В завершенном, сложившемся виде — пять курсов. Изначально я преподавала ее на магистерской программе, но потом постепенно начала давать бакалаврам третьего курса. А магистранты теперь осваивают второй уровень методологии. Но онлайн-курс, конечно, посвящен первому, базовому уровню.

В аннотации к курсу вы анонсируете, что по результатам слушатели смогут управлять процессом вдохновения. А есть ли какие-то готовые рецепты, как настроиться на творчество?

Таких рецептов нет. Я учу медленному мышлению, а не быстрому. Это не набор приемов, которыми пестрит интернет: «Расслабься, выпей чаю, заучи десять правил, пять принципов, и ты изменишь сознание». Это все равно что стимулятор, который приведет к профессиональной деградации и дисквалификации. Все, что быстро, то плохо. Это как с диетой: с ней проблем не решишь, а только умножишь — надо менять структуру питания. То же самое и с креативным сознанием: нужно пройти путь, изменить мышление, переструктурировать его. Первые три раза ты должен строго следовать методологии СДМ — а потом можешь ее «забыть». Все будет идти «на автомате»: ты просто начинаешь мыслить методологично. У тебя меняется формат сознания, но для этого нужно потрудиться: несколько раз сделать по правилам.

Галина Николаевна, расскажите, как у креатора появляются идеи? Как их «ловить»?

Идеи не надо ловить, они неуловимы. Идеи должны приходить сами. В курсе все время звучит: «создай ситуацию явления образа», «создай план, в котором тебе будет виден концепт». Ты, дизайнер и творец, рациональными действиями вызываешь иррациональное, все время крутишься вокруг да около идей, все время создаешь некое пространство и заманиваешь их.

Смысл методологии СДМ состоит в том, что ты создаешь возможность для явления идеи.

А возможно ли достичь такого состояния творческого мышления, когда ты как дизайнер придумываешь совершенно инновационные вещи?

Да, возможно. Но это второй уровень методологии СДМ. Ведь в чем состоит первый уровень? Ты знаешь, чего хочешь: при помощи заказчика, который дает тебе задачу, осмысливаешь ее и четко понимаешь, что хочешь сказать дизайн-продуктом. А в чем заключается инновационность? Я начинаю делать и не знаю, что у меня получится.

В рамках магистерского курса я давала задание разработать концепцию мастер-класса, обязательно связанного с нуждами дизайнера. Суть такого мастер-класса заключается в том, что ведущий учится вместе с аудиторией и не знает, к чему каждый из слушателей придет. Магистрант Алексей Дмитриев обозначил такую проблему: «Насмотревшись всего на свете, мы, графики, воспроизводим приемы, без конца создавая комбинации существующего. Где взять новую типографику?» И он придумал мастер-класс, который заключался в том, что мы все едем на Канонерский остров, где, как естествоиспытатели, должны найти какие-то объекты или ракурсы, которые бы навели нас на мысли о знаках.

Все, что обнаружили, мы, участники, должны были запротоколировать и сфотографировать: зафиксировать свои ассоциации и даже записать запахи. Алексей подготовил нам великолепный графический пакет, который включал подробную инструкцию и алгоритм, что и как мы должны описывать. Свои находки и наблюдения за природой и сооружениями мы превратили в знаки, а Алексей их систематизировал. Магистрант создал для других дизайнеров совершенно потрясающий опыт — событие, из которого каждый участник вынес нечто новое, обладающее профессиональной ценностью. Однако ведущий изначально имел только намерение (не концепт!), которое он оформил в концепцию-навигацию: он не знал, какие знаки будут найдены, какой опыт получат участники (и он сам!), какая сложится в результате этой «экспедиции» «новая типографика».

Разработка концепции такого дизайн-продукта требует владения вторым уровнем методологии СДМ.

Не вызывают ли сложности такие задания?

Дизайнер — это человек, который любит сложные задачи. Один из моих студентов, Артем Рулев, сказал как-то после защиты очередного проекта: «Спасибо, что вы придумали это задание, иначе я никогда бы не узнал, что могу так думать».