Эффективна ли система здравоохранения в России, оценил эксперт СПбГУ

Ведущие специалисты — практикующие врачи и ученые в области медицины — встретились в Санкт-Петербургском университете, чтобы оценить современное состояние реформ в здравоохранении и найти способы решения самых актуальных проблем системы, от которой напрямую зависит здоровье граждан нашей страны.

Диалог проходил в рамках конференции «Реформы здравоохранения Российской Федерации. Современное состояние, перспективы развития». Встреча, посвященная памяти профессора, академика Международной академии наук экологии, безопасности человека и природы Игоря Васильевича Полякова, собрала на одной площадке участников из Санкт-Петербурга, Москвы, Екатеринбурга, Саратова, Милана (Италия) и многих других городов и регионов.

Об эффективности медицины в России, о вакцинации, о загруженных бумажной работой врачах и о профилактике заболеваний нам рассказал профессор СПбГУ, председатель правления Ассоциации медицинского права Санкт-Петербурга Игорь Акулин.

Игорь Михайлович, по каким критериям определяется эффективность системы здравоохранения в стране?

По трем основным показателям: процент отчислений на здравоохранение (в России — около 6 % с учетом и платных услуг); средняя сумма затрат на одного жителя страны в долларах (около 900 долларов в год) и средняя продолжительность жизни (у нас — чуть более 70 лет).

Кто в мире занимает лидирующие позиции?

Первые три места занимают Гонконг, Сингапур и Испания, чередуясь с Италией, которая считается очень эффективной страной в организации здравоохранения для своих граждан. Однако самая богатая страна в мире — США — находится в списке чуть выше России — на 50 месте (процент отчислений от валового национального продукта — около 18 %, на душу населения — 9400 долларов и средняя продолжительность жизни — всего 78,94). Так что получается — не в деньгах счастье.

В таком случае, что еще влияет на показатели эффективности?

Конечно, хорошее финансирование — это очень важный двигатель здравоохранения, но эффективность использования этих средств зависит от политики государства, его идеологии и приоритетов в здравоохранении. Работа, нацеленная на профилактику, даст значительно больший эффект, чем вливание средств в специализированную медицину, и особенно — в высокотехнологичную. Такая политика может привести к запущенным случаям, к примеру, в онкологии, кардиологии и, как ни странно, к недоступности этой помощи в связи с перегруженностью этого звена здравоохранения. В январе этого года в Европейском бюро ВОЗ мы дискутировали на эту тему как эксперты и искали адекватные пути решения.

Вам удалось их найти?

Решение только одно — сместить акцент на профилактическую медицину, «жизнесохранительное поведение» населения любой страны. От медицины (оказание медицинской помощи) здоровье зависит не более чем на 16 %.

От каких факторов зависят остальные 84 %?

Половина факторов риска в здоровье — это образ жизни любого человека, около 25 % факторов риска — экология, а остальное — это генетика. Проблемы общественной гигиены, экологии, питания и многое другое — всё это существенно влияет на появление болезней, и если государство не учитывает этого и плохо борется с факторами риска развития заболеваний, то здравоохранение топчется на месте.

Что происходит с российской системой здравоохранения: она двигается или стоит на месте?

Реформы в здравоохранении России начались 25 лет назад с момента принятия закона об обязательном медицинском страховании и перехода с бюджетной модели здравоохранения на рыночные отношения. За эти годы накопился как положительный, так и отрицательный опыт. Одним из недостатков рыночного здравоохранения является отход от профилактических принципов. Еще — перекладывание проблем сохранения здоровья от государства на население, концентрация на «легких заболеваниях», ухудшение работы первичного звена амбулаторно-поликлинической помощи — врачей в местных поликлиниках. Серьезные проблемы сегодня — это неэффективная работа страховых организаций, осуществляющих контроль качества медицинской помощи и защиту интересов пациентов, отсутствие конкуренции среди страховщиков и многие другие. В настоящее время активно обсуждается и проблема преступлений в сфере медицины и пути их предупреждения.

В Санкт-Петербургском университете неоднократно проходили конференции с участием ведущих экспертов в области медицины и юриспруденции.

Да, вы правы. СПбГУ является пионером в данном вопросе. Со Следственным комитетом РФ уже два года мы работаем над концепцией профилактики преступлений в медицине. Подготовлены первые магистры по медицинскому праву, специализирующиеся в данном направлении, готовятся первые специалисты в фармацевтическом праве. Мы выступаем со своими научными докладами и обсуждаем эту проблему с практиками и специалистами правоохранительных органов за круглым столом, на конференциях и конгрессах.

Ученые СПбГУ во время научных встреч часто говорят о вовлеченности пациента в процесс лечения. Как сегодня с этим обстоят дела?

Сегодня пациент и врач, как ни странно, удаляются друг от друга. Врач уже не рассматривает пациента как единое целое, можно сказать, что пациент «разобран» по частям узкими специалистами. Это порождает недовольство пациента, равнодушие врача и опору на лабораторное мышление: «Посмотрим, что покажет МРТ, КТ и лаборатория, а потом поговорим». Недоверие к врачам растет — и не только в нашей стране, но и во всем мире. А ведь врач еще и чрезвычайно перегружен бумажной работой.

Заполнение бумаг сильно отвлекает от пациента?

На общение с пациентом у него почти не остается времени. В июне в Милане я выступал с докладом на эту тему, представляя данные взаимоотношений онкологического пациента и врача-онколога. Аналогичные данные представили специалисты и из других стран.

75 %

времени на приеме врач занят оформлением документов.

У этой проблемы есть решение?

Решение связано с переориентацией всех служб во взаимоотношениях с пациентом на среднее звено (медсестры, фельдшеры), чтобы разгрузить врача для общения с пациентом. Но пока среднее звено уходит из профессии из-за низкой зарплаты. А вот как сохранить этот золотой фонд здравоохранения в любой стране — это предмет серьезной дискуссии. На нашей конференции в СПбГУ был представлен очень интересный доклад о профессиональном выгорании медсестер. Предложен вариант решения вопроса с помощью клинических психологов и изменения организации работы в отделениях.

Говорили на конференции и о вакцинации.

Вакцинация в любой стране проходит по утвержденному плану прививок, который разработан по стандартам Всемирной организации здравоохранения. Однако, исходя из нашего законодательства, насильно заставить население прививаться мы не можем. Остается очень тяжелая кропотливая работа по убеждению в необходимости прививок.

То есть все-таки от вакцинации не нужно уклоняться?

Если мы говорим о конкретном человеке, то отказ для него — казалось бы — дело личное. Но если посмотреть на проблему в масштабах страны, то, отказываясь от прививок, мы подвергаем людей, которые не хотят болеть, высокому риску заражения массовыми инфекциями. Мы тем самым ухудшаем общественное здоровье. Именно массовая вакцинация позволила отечественному здравоохранению справиться с инфекционными заболеваниями к пятидесятым годам прошлого столетия, и средняя продолжительность жизни увеличилась вдвое за короткий период. Это был выдающийся результат. Неслучайно в 1978 году в Алма-Ате Всемирной организацией здравоохранения наша страна была признана как государство с наилучшим здравоохранением в мире. Не последнюю роль в этом успехе сыграла массовая вакцинация населения.

Откуда вокруг, казалось бы, обычной медицинской процедуры столько неоднозначной информации в СМИ, например?

Мифы вокруг вакцинации связаны с индивидуальной непереносимостью ряда вакцин очень малым количеством пациентов из-за особенностей приготовления в прошлом отечественных вакцин на белковой основе. Сегодня наши вакцины совершенно другого качества и сопоставимы с лучшими мировыми аналогами. Например, вакцина НИИ гриппа в Санкт-Петербурге является одной из лучших в мире.

Есть родители, которые отказываются прививать детей. Как к этому относиться?

Предлагаемые Минздравом репрессивные меры по отношению к родителям, отказывающимся вакцинировать детей, я не поддерживаю. Необходима разъяснительная работа на уровне врача первого контакта — семейного врача, участкового терапевта и педиатра, врача общей практики.

Стала ли конференция в СПбГУ важной с точки зрения науки и практики для медицинского сообщества города?

В этом году доклады были чрезвычайно интересными и вызвали живой отклик аудитории. Было зарегистрировано около 100 участников. Издан сборник материалов конференции. Мы проводим ее при поддержке и непосредственном участии общественной организации «Врачи Санкт-Петербурга», объединяющей около половины всех врачей нашего города. Надеемся, что с каждым годом наша конференция будет становиться всё более известным событием в жизни медицинского сообщества России и знаковым событием для СПбГУ.