Санкт-Петербургский государственный университет

St. Petersburg University

Вчера на летнем книжном фестивале в парке Черное озеро с лекцией выступила тюрколог, личный переводчик Орхана Памука Аполлинария Аврутина. Разговор в результате был не только о литературе и сложностях перевода, но и о том, как сейчас живет Турция.

Аполлинария, если раньше самым известным турецким писателем был Назым Хикмет, то сейчас это место занял Орхан Памук. Но ведь наверняка в Турции есть много писателей, которых не знает российский читатель?

Мне очень жаль, что забыт Назым Хикмет, стоит его вспомнить и узнать заново. Разумеется, что в Турции много писателей, которые могли бы быть интересны российскому читателю.

Но почему в России такой бум Орхана Памука?

Очевидно, это связано в тем, что Памук — первый автор в европейской литературе, который начал писать о проблемах востока. Причем популярным, доступным для запада языком. Первый человек, который глазами запада посмотрел на восток и показал этот восток другим. До этого авторы, писавшие о востоке, смотрели со своей колокольни, писали вещи, которые были непонятны на западе. Памук, человек с европейским образованием, показал западу настоящий восток.

Несколько сезонов назад на сцене Камаловского театра была поставлена инсценировка романа Памука «Меня зовут красный», и хотя она была сделана очень хорошо, и режиссерски это была очень грамотная работа, спектакль очень быстро сошел с репертуара. Оказалось, что перевести роман Памука на язык театра очень сложно. Существуют ли в мире интересные инсценировки его романов?

В России, конечно, ничего не идет, в Турции тоже нет. Памук вообще противник инсценировок и фильмов по своим произведениям, он все это не любит, отказывается от подобных проектов. Он полагает, что это — наступление на фантазию читателя. Но в этой области все время производятся какие-то попытки снять фильм, что-то ставили в Германии. Особо широкого развития эта тенденция не получила, потому что сам Памук не поддерживает эти проекты.

Памук так же популярен на родине, как он популярен в мире?

У себя на родине он просто национальное достояние. Это такая икона. Они очень неоднозначно к нему относятся. С одной стороны, это многие не любят за всякие политические дела, воспринимают его настороженно. Но с другой стороны, стоит ему появиться при большом скоплении народа, и тут начинается.…

Кто все же в Турции сейчас главный писатель — Назым Хикмет или Орхан Памук?

Памук, конечно. Читатели Назыма Хикмета — это старшее поколение. Хотя в современной Турции среди людей, далеких от традиционного ислама, Назым Хикмет очень популярен.

Помнят ли Хикмета в России?

В 2013 году была круглая дата со дня смерти Назыма Хикмета, это было семидесятилетие его кончины, и я и мои коллеги-издатели в Санкт-Петербурге с ужасом заметили, что в наши дни о Хикмете совершенно забыли. Если раньше его томик был в каждом доме, я, например, его в школе проходила. Проходили, потому что он был членом Союза писателей Санкт-Петербурга, и считался он советским писателем, многие его произведения сохранились только на русском, нет оригиналов на турецком. Потому что считалось, что советский писатель должен писать только на русском. И мы заметили, что не только молодое поколение не знает Хикмета, старшее уже не помнит. Мы взялись его переводить, перевели. Устроили презентацию, книга неплохо продалась. Московское издательство будет выпускать два романа Хикмета в моем переводе, они еще не выходили в России. Ежегодно в Москве 3 июня собираются несколько сотен человек, приезжает огромная делегация из Турции, идут на Новодевичье кладбище к десяти утра, оставляют на могиле цветы, приезжают из посольства. Вспоминают Хикмета, читают его стихи, поют песни, выпускают белых голубей. Вечером всегда бывает концерт, приезжают турецкие исполнители. Ему вернули турецкое гражданство, отобранное при жизни.

Как турецкая интеллигенция относится к укреплению власти Эрдогана?

Сложно относится. Как обычно интеллигенция относится к таким ситуациям. Люди хотят жить у себя на родине. Есть такие, кто борется с властью Эрдогана, есть такие, что не реагируют. А есть такие, как Орхан Памук, что занимаются своим делом. Жизнь продолжается, правители приходят и уходят.

Но есть сложная ситуация, например, с Гюлленом, у них нет ощущения, что наступает, как в свое время в России, 1937 год?

Конечно, есть. О массовости чисток наша пресса писала. Но этот процесс, как мне кажется, не нов для турецкого общества. В Турции в прошлом веке было много переворотов, и после каждого переворота была волна чисток. Это серьезная проблема среди поэтов и писателей. Среди поколения пятидесяти-шестидесяти лет и старше, трудно найти людей, которые бы не сидели в тюрьме. Все сидели, кто сколько. Кто сидел пять лет, кто десять.

По политическим статьям?

Конечно. В восьмидесятые годы очень многие сидели. Наверное, среди писателей и поэтов, отсидевших в тюрьме, девяносто процентов. То, что сейчас происходит, это не ново. Это свойственно новейшей истории Турции.

Когда бываешь в Турции, на каждом шагу натыкаешься на упоминание об Ататюрке. Он по-прежнему популярен, или это поддерживается искусственно?

Мне трудно сказать, популярен ли он сейчас, но современное общество, конечно, отходит от заветов Ататюрка, отходит, потому что этого хочет. Заветы Ататюрка были искусственным насаждением стамбульской интеллигенции, которая как сохраняла верность традиционному классическому исламу, так и сохраняет по сей день.

Как турецкая интеллигенция отнеслась к прошлогоднему конфликту между Россией и Турцией?

Ужасно отнеслись. Турецкую интеллигенцию это тоже коснулось, потому что отменилось огромное количество разных культурных мероприятий. Памук, например, приехал на год позже, чем должен был приехать. Отнеслись, конечно, все негативно к этим событиям, потому что два народа были так тесно, так братски связаны родственными узами, такими глубокими. И что, взять их вот так и разорвать? А сколько браков русско-турецких? Тысячи их.

Как турецкая интеллигенция воспринимает происходящее в России?

Как обычно интеллигенция — с иронией. Интеллигенции свойственно жить своей жизнью, как жила, так и живет.

А что, на юго-западе Турции действительно идет война?

Не столько на юго-западе, сколько в Сирии. Идет проток беженцев, это везде заметно, заметно в Стамбуле, где все изменилось, от этого не очень комфортно себя ощущаешь. Много беженцев на островах, в Анкаре. Турция очень изменилась за эти четыре года. Это уже не та Турция, которая была раньше. Но мне кажется, стоит закончиться войне в Турции, как все вернется на круги своя.

В Турции интересуются русской литературой?

Да, интерес огромный.

И кто особенно популярен?

Популярна вся классическая литература. Все знают Толстого и Достоевского в первую очередь, Чехова, Тургенева. Очень много переводится современных авторов, трендовых авторов, конечно. Алексеевич недавно перевели, Гузель Яхину.

Источник: Реальное время, 12.06.2017