Санкт-Петербургский государственный университет

St. Petersburg University

«Русская орфография считается одной из самых замечательно устроенных систем, поэтому научиться писать грамотно несложно, просто надо этого хотеть», - считает член Орфографической комиссии РАН Светлана Друговейко-Должанская.

В Петербурге подвели итоги Тотального диктанта, в котором участвовали свыше 7 тысяч горожан. И хотя «отличников» в этом году больше, чем в прошлом, большинство допустили много ошибок. Как бороться с общей безграмотностью? Об этом SPB.AIF.RU рассказала Светлана Друговейко-Должанская, старший преподаватель кафедры русского языка филфака СПбГУ, член Орфографической комиссии РАН.

Елена Данилевич, AIF.SPB.RU: Как вы оцениваете результаты Тотального диктанта?

Светлана Друговейко-Должанская: - Сразу хочу успокоить тех, кто разочарован, что получил «тройку». Для Тотального диктанта это хороший результат, потому что критерии там довольно строгие. Но не в оценке дело.

Даже когда я проверяю работу мигранта, где сто ошибок, радуюсь, потому что человек пришёл, захотел повысить свой уровень, а это гораздо важнее, чем отметка.

Сегодня многие думают: «Раз у меня в школе была «пятёрка», значит, я овладел всеми тонкостями грамотности». Однако в классе изучают преимущественно базовые правила, а на многие особенности не обращают внимания. Не дают, например, представления, насколько разнообразна наша пунктуация. Ведь, в сущности, мы кодируем свою мысль, когда ставим знаки препинания. И если выберем неверный код, нас неправильно поймут. Хрестоматийный пример - «казнить нельзя помиловать». Здесь от запятой зависит жизнь человека.


Кто за «Курочку Рябу»?

Но откуда взяться грамотности, если развёрнутыми фразами уже почти никто не говорит. Все общаются «эсмэсками». Молодёжь и вовсе живёт в Интернете, где правила не писаны. Появилось даже определение - «клиповое» сознание.

Нет, это не значит, что люди, которые отправляют друг другу короткие сообщения, между собой так и говорят. Просто мир меняется, а с ним и человеческое сознание. Появилась новая форма коммуникации - Интернет. Вокруг гаджеты, девайсы, мессенджеры… 

В итоге сейчас наши дети и внуки совершенно по-иному воспринимают информацию, чем 30-40 лет назад. Они привыкли постоянно переключать внимание, с текста на картинку, с картинки на звук и т. д. Это реальность, а значит те, кто учит и кто учится, должны понимать потребности друг друга. Любой цикл лекций, уроков можно, например, сопроводить различными играми и квестами. Словари «выложить» в Интернете. Так, Школьный энциклопедический словарь, который содержит основные сведения о структуре, функционировании и истории русского языка, составленный недавно, доступен для всех в электронной форме. Можно зайти на сайт, бесплатно скачать приложение и пользоваться. Что многие и делают.

Наши дети и внуки совершенно по-иному воспринимают информацию, чем 30-40 лет назад. Они привыкли постоянно переключать внимание, с текста на картинку, с картинки на звук.

Если планшеты и телефоны подростки из рук не выпускают, то в книгу заглядывают редко. Классики почти не знают. Удивительно, но и среди учёных раздаются призывы убрать Толстого, Достоевского, так как дети до них не доросли…

Опять же поспорю. Современные подростки читают постоянно: в Интернете, гаджетах, электронных форматах. Намного разнообразнее стал и книжный рынок, где издания на любой вкус. Другое дело, что не выполняется обязательная школьная программа.

Думаю, это происходит потому, что, во-первых, им физически сложно осилить такие большие тексты. Во-вторых, проблемы, которые волнуют Печорина, Онегина, очень далеки от нынешней молодёжи. Не секрет, что каждое новое поколение более инфантильно, чем предыдущее. И нынешние 25-30-летние часто просто не понимают сложных наслоений, душевных метаний, присущих героям Лермонтова и Пушкина.

Так что же, программу по литературе нужно сделать проще? Кстати, уже есть серия изданий, где знаковые романы даны в кратком изложении. Ту же «Анну Каренину» можно уместить на трёх страницах.

Столь усечённая классика бессмысленна с любой точки зрения - она не даёт правильного представления о книге. Однажды у Толстого спросили, о чём «Анна Каренина».

«Если бы я мог пересказать коротко, какой смысл писать такой роман», - ответил Лев Николаевич. Так что «Преступление и наказание» не надо менять на «Курочку Рябу». У литературы в школе особая задача. Это, пожалуй, единственный предмет, который обращается к внутреннему миру личности. Уроки литературы - это одновременно и уроки психологии, нравственности. Потому что когда обсуждаем поведение героя, его терзания перед выбором, мы говорим о том, что очень важно для каждого. Одновременно здесь изучают и изящную словесность, базовые тексты, которые неприлично не знать. Это уроки жизни, своеобразная Библия культурного человека. Не прочитав Пушкина, Толстого, Достоевского, ты не сможешь быть образованным. К счастью, это понимают всё больше людей.

Уроки литературы - это одновременно и уроки психологии, нравственности. Потому что когда обсуждаем поведение героя, его терзания перед выбором, мы говорим о том, что очень важно для каждого.


Зачем мусор в эфире?

Сегодня даже тем, кто хотел бы прикоснуться к великим авторам, услышать правильное произношение, нелегко это сделать. Раньше образцом была речь дикторов, сегодня «телеэфир зашкален от помех». Не следят за словом и большие начальники, политики, хотя ясно донести свою мысль - их обязанность.

Неграмотных не стало больше, просто они более заметны. Ведь раньше в эфире читались написанные заранее тексты, и произносили их специально обученные люди. Сегодня перед экраном говорят свободно, спонтанно, героями передач стал более широкий круг людей. Естественно, что в такой речи гораздо больше ошибок. К сожалению, многие наши руководители тоже считают, что говорить и писать правильно - не обязательно. Видно, не в курсе, что язык - визитная карточка человека, «одежда наших мыслей». В Англии, например, человек, говорящий на кокни, даже очень богатый и амбициозный, никогда не будет принят в обществе и на высокую должность.

Нам пока до такой практики далеко. Да, в Петербурге есть Совет по культуре речи, мы мониторим СМИ, в СПбГУ изданы специальные словари для депутатов и сенаторов. Но нельзя научить, вложить знания, если потребитель всячески отмахивается. В этом плане хороший знак, что в некоторых компаниях города при приёме на работу вместе с профессиональными навыками стали проверять и знание орфографии. А Тотальный диктант писали даже в Смольном и усиленно к нему готовились. 

Также нередко слышатся обвинения, что в русском много заимствований, а закон о защите родного языка работает слабо.

Наш закон неплохой, но ведь свод правил это только декларация. Главное, чтобы он был обеспечен лингвистическими источниками: словарями, справочниками, которые помогали определить, что входит в его рамки, а что нет. Пока эта работа только начата.

Заимствования тоже нужны любому живому языку. Хотя бы для того, чтобы показать разные оттенки значений. Скажем, до Петра не было такого понятия как бутерброд. Немцы, пришедшие по призыву императора, принесли эту еду и слово. Зачем же в XX веке понадобился сэндвич? Потому что он означает нечто другое. Если появится третье значение - изобретём новое слово или возьмём из другого языка. Так с любыми заимствованиями: не нужны - уходят. Требуются - остаются.

Заимствования нужны любому живому языку. Хотя бы для того, чтобы показать разные оттенки значений.


Кому нужна мелочОвка?

Вы член орфографической комиссии Российской академии наук. Какие же вопросы правописания решаются на столь высоком уровне?

Наиболее часто - кодификация в словарях. Например, недавно нас спросили, как пишется «бацилльный», с двумя «лл» или одной. Пока такого слова в словарях нет, а в медицине, фармацевтике новые образования уже появились. Вопрос оказался не прост. Потому что с одной стороны у нас морфологический принцип орфографии, когда к корню прибавляется суффикс, соответственно, должно быть два «лл». Но есть и отступления. Например, кристальный от кристалл, акапельный от акапелла пишутся с одним л. В какую сторону пойти? В результате приняли решение: с двумя «лл». Но это только конечный этап жаркой дискуссии. В целом же на протяжении долгого времени лингвисты наблюдают за жизнью какого-либо слова в языке. Смотрят, прижилось ли, соответствует ли правилам. Бывает, что словарь фиксирует одну форму, а все общество пишет по-другому. Пример, мелочОвка. Слово появилось в 70-е и первоначально в словарях было зафиксировано через ё. Затем норма изменилась, однако очень многие пишут по-прежнему, хотя правильно через о. Таких примеров немало.

Русский язык очень трудный?

Нет, что касается сложностей - везде они свои. Скажем, выучить китайский с точки зрения грамматики просто. Одно но: там присутствует четыре тона, плюс нейтральный, что для европейского уха очень трудная задача. В венгерском у одного существительного может быть 28 форм. А русская орфография считается одной из самых замечательно устроенных систем. Поэтому научиться писать грамотно несложно, просто надо этого хотеть.

Источник: Аргументы и факты, 25.04.2017